header_logo

Содержание / 2002 / Оружие и охота №6


Русский корпус

Страницы истории

Мой дед, родной дядя моей матери, Тремба Василий Яковлевич был призван на действительную военную службу в 1914 г. В свои неполные восемнадцать лет, простившись с матерью и младшими братьями, он покинул родное село Фастовцы, что на Черниговщине, чтобы более туда никогда не вернуться.Ему повезло. Он не погиб в адской "мясорубке" первой мировой войны, но его судьба, как и судьба тысяч наших земляков, которым довелось воевать в Русском Экспедиционном корпусе, сложилась удивительно и трагически. Предыстория создания экспедиционного корпуса такова.

После почти двух лет войны, в конце 1915 г., в Россию прибыл председатель военной комиссии французского сената Г. Думерг. Цель визита – предложить царскому правительству направить во Францию 400-тысячный армейский контингент в обмен на оружие и боеприпасы. Сделка состоялась... Ее содержание было преподнесено на патриотической ноте – как союзническая помощь Франции, – тем более, что с "пушечным мясом" в Российской империи особо не считались. Во исполнение Высочайшего повеления четыре отдельные бригады, по два полка каждая, общей численностью 750 офицеров и 45 тыс. солдат и унтер-офицеров, в 1916 г. прибыли во Францию. Это были опытные воины, которые почти два года провели в боях, многие из них имели награды за боевые заслуги. Первая бригада под командованием генерала Лохвицкого проследовала ж/д транспортом через всю Сибирь, чтобы погрузиться на пароходы в порту Дальнем. После перехода через Индийский океан, Суэцкий канал и Средиземное море, 26 апреля 1916 г. высадилась в Марселе. Вторая, третья и четвертая бригады, погрузившись на пароходы в Архангельске и, пройдя Северным морем, высадились в Бресте. Поражают масштабы этой операции (особенно переброска первой бригады). История военного искусства не знала примеров переброски такого количества войск на столь дальние расстояния. В Марселе и Бресте французы устроили русским бригадам торжественную встречу. После краткосрочного отдыха части были направлены в военный лагерь Майи, где начались занятия по изучению французской техники и оружия, с которым теперь предстояло воевать нашим соотечественникам. В октябре 1916 г. корпус был направлен на фронт. Первая и третья бригады попали на фронт в провинцию Шампань, вторая и четвертая прибыли в Македонию, в распоряжение главнокомандующего Салоникским фронтом, генерала Саррайля.

Как во Франции, так и в горах Македонии личный состав корпуса оказался в самом центре сражений. Могилы солдат экспедиционного корпуса разбросаны по всей Франции и всей Македонии. Самое большое русское военное кладбище, где покоится более тысячи наших соотечественников, находится около Мурмелона (Марна). Здесь 31 января 1917 г. против личного состава корпуса немцами были применены боевые отравляющие вещества (газы). Погибло множество солдат и тысячи с тяжелыми отравлениями попали в госпитали.

Тяжело приходилось второй и четвертой бригадам на Македонском фронте. Союзная армия состояла из частей, принадлежавших пяти различным государствам, имевшим на этой войне, кроме военных, еще и сугубо политические интересы. В состав Македонской армии входили французы, англичане, итальянцы, сербы, русские и греки. На стороне противника воевали германцы, австрийцы, турки и болгары. Почти все боевые действия проходили в тяжелых климатических условиях в труднопроходимой горной местности.

Вторая особая русская бригада под командованием генерала Дитерихса блестяще справилась с поставленной боевой задачей, нанеся поражение болгарам, овладев высотой Виё (2055 м) и горным хребтом Бигла, сломав оборону противника в направлении Флорины. Четвертая русская особая бригада под командованием генерала Леонтьева прибыла в Салоники в конце октября 1916 г. и приняла участие в боях совместно с Сербской армией, а затем заняла укрепленную позицию фронтом на Стравину, где и оставалась бессменно в течении полугода. К громким победам, имевшим и большой политический резонанс, следует отнести десант и занятие русскими г. Афины и горы Афон.

Общие потери Русского экспедиционного корпуса на Македонском фронте составили 60 офицеров и 4149 солдат и унтер-офицеров.

Произошедшая в России Октябрьская революция существенно повлияла на судьбы людей, воевавших в составе экспедиционного корпуса. Большевиками был заключен с Германией мир, что дало последней возможность перебросить крупные силы с Восточного фронта. Союзники "задыхались" под натиском немецких дивизий. На русских смотрели с презрением, обвиняя во всех бедах и называя предателями. В связи с этим особые бригады Экспедиционного корпуса были расформированы французским командованием. Нежелающие мириться с таким положением дел и уязвленные отношением союзников сотни русских офицеров и солдат стали требовать отправки на фронт. Из тех, кто не решился на такой шаг, были составлены военно-рабочие роты – так называемая "третья категория", призванная выполнять каторжные работы в лагерях Франции, Алжира, Туниса, Марокко, Греции...

Вскоре из волонтеров особых полков был сформирован Русский легион под командованием полковника Готуа, прибывший в действующую армию и назначенный в состав Марокканской ударной дивизии – лучшей дивизии Франции. Героизм и самоотверженность личного состава Русского легиона во Франции достигли необычайных высот. Случалось, что в бою легион терял до 35% своего состава и почти всех офицеров. Французская пресса того времени восхищалась действиями Русского легиона и акцентировала внимание общественности на большом количестве наград, врученных французским правительством русским легионерам. Тогда впервые стали встречаться упоминания о "Русском легионе чести" – четырех батальонах, зачисленных в состав марокканской дивизии французского иностранного легиона. Русские добровольцы носили форму африканских войск с нарукавной трехцветной повязкой на левой руке и надписью "Военное министерство Франции". Русский легион получил на свое знамя "Военный крест" с двумя пальмами и "Фуражер" (род аксельбанта, носимый всеми военнослужащими части на левом плече). После окончания боевых действий Русский легион прошел Лотарингию, Эльзас, Саар и вошел в Германию. Дойдя до Рейна, остановился в Фридрихгавене против Мангейма, откуда был направлен в назначенный ему для оккупации г. Вормс. В мирное время, как часто бывает, о героях забывают, более того – их начинают бояться. Французское правительство, недавно так восхищавшееся русскими легионерами, поставило перед последними жесткие условия: легионеры должны возвратиться в Россию и вступить в ряды так называемой Восточной армии (т. е. армии Деникина). Тех же, кто откажется уехать, переведут в трудовые роты. С этого момента прекращался набор в Русский легион, но за русскими солдатами оставалось право вступить во французский Иностранный легион, заключив контракт сроком на пять лет. Многие солдаты, истосковавшись по родному дому, соглашались вступить в армию Деникина и Колчака, лишь бы добраться до дома, а там будь что будет. Другие, навоевавшись, соглашались на трудовые роты. Третьи вступали в Иностранный легион...

Мой дед, Тремба В.Я., в течение полутора лет воевал на Западном фронте, совершил переход в составе первой бригады Русского Экспедиционного корпуса в Марсель, воевал в провинции Шампань и закончил войну в составе "Русского легиона чести". Был награжден русскими и французскими боевыми наградами. Как и многие его однополчане, женился на французской девушке и остаток жизни прожил во Франции. Умер в 1975 г. в г. Бреваль в 30 км от Парижа, где и похоронен. Более трагично сложилась судьба легионеров, вернувшихся на родину, где их ожидал пожар гражданской войны. Не миновали их и сталинские репрессии, и вторая мировая война. Сейчас, пожалуй, уже никого из Русского Экспедиционного корпуса не осталось в живых. Но сохранились фотографии тех далеких времен. И случается иногда увидеть на стене в сельской украинской хате старое пожелтевшее фото, с которого весело смотрят молодые хлопцы в необычных касках и непривычных африканских мундирах. Их потомки порой не могут объяснить, кто это и откуда фото. А жаль. Ведь честь, отвага, преданность и верность долгу – понятия непреходящие и вечные, а людей, честно выполнявших свой солдатский долг, смело можно ставить в пример нынешнему поколению.

P. S. В статье использованы фотографии из альбома Э. Шульца "Через моря и океаны во Францию. Высадка Русских войск в Марселе 7(20) апреля 1916 г.", напечатанного в Париже с разрешения командира бригады генерала Лохвицкого. В альбоме представлены некоторые образцы русского и французского оружия и обмундирования, а так же полный фотодневник экспедиции. Использованы воспоминания штабс-капитана 2-го особого полка В.А. Васильева.