header_logo

Содержание / 2002 / Оружие и охота №1


Камикадзе. "Семь жизней за Императора"

Страницы истории

Война выявила, что в военных операциях на море решающая роль принадлежит авиации. Без ее поддержки даже самые мощные боевые корабли становились просто мишенями. Поэтому в воздушных боях над океаном принимали участие до нескольких сотен истребителей, торпедоносцев и бомбардировщиков с обеих сторон. И в этой адской круговерти, в плотном заградительном огне корабельных зениток японцы несли огромные потери. Шансы уцелеть после атаки на корабли противника были ничтожными.

Каждый второй из нескольких сотен японских пилотов, принимавших участие в налете на американскую военно-морскую базу в Перл-Харбор 7 декабря 1941 г., был асом. Но за несколько лет войны практически все они погибли в воздушных боях, а новые японские летчики, подготовленные по ускоренной программе, не могли противостоять теперь уже американским асам и бесполезно гибли в первых же воздушных боях.

Японский адмирал, летчик-ас Ониси Такидзиру командовал одним из соединений морской авиации. Реально оценивая сложившееся положение Японии, он пришел к выводу, что только уничтожение вражеского флота с воздуха может изменить ситуацию. Будучи приверженцем самурайского кодекса чести «Бусидо», он призывал молодых летчиков к самопожертвованию и объявил о создании особых подразделений – «эскадрилей самоубиственных атак». Такидзиру считал, что если летчик, «слившись» со своим самолетом, начиненным взрывчаткой, в крутом пике на огромной скорости пойдет на таран вражеского корабля, его удар ничто не сможет остановить. В этом начинании его полностью поддержало милитаристское правительство Японии, уже несколько десятилетий навязчиво предлагавшее гражданам отдавать свои жизни за императора и страну, следуя Пути воина.

20 октября 1944 г. первое такое подразделение было создано.

Следует отметить, что примеров подобного тактического применения авиации к тому времени существовало множество. Истории известны так называемые огненные тараны, когда пилот горящего самолета направлял машину на цель, находившуюся на море или суше. Первым такой таран совершил китайский летчик Чен Чангхай в 1937 г., направив свой самолет на японский корабль у берегов Китая. Похожую атаку совершил в 1939 г. воевавший на Халкин-Голе советский пилот М.А. Ююкин. А 26 июня, в первые дни начавшейся Великой Отечественной войны, Н.Ф. Гастелло, пожертвовал своей жизнью, направив горящий бомбардировщик на скопление немецкой техники. Только советские пилоты в годы войны повторили этот подвиг около 350 раз. Совершали тараны американские, японские летчики и летчики других стран. Но на подобные акции они решались самостоятельно в безвыходных положениях во время боя.

Прямую противоположность им составляли летчики-камикадзе.

В «подразделение самоубийственных атак» японские летчики приходили, уже заранее зная, что они не вернутся из боя, но будучи уверены, что жертвуя своими жизнями, принесут победу Японии. Эти подразделения получили название «Син фу» – «Божественный ветер».1

На американцев первые атаки камикадзе произвели шок, но скоро они научились противостоять пилотам-смертникам. Значительно помогла в этом новейшая техника – радары, которыми оснащались американские корабли. Радары позволяли обнаружить японские эскадрильи за сотни километров и заранее приготовиться к бою.

Ритуал подготовки к предстоящему последнему полету был организован в возвышенном стиле самураев средневековой Японии. Перед полетом, получив задание, очередная группа фотографировалась на память. Пилотам эскадрильи вручались короткие именные мечи, подобные тем, что входили на правах второго меча в самурайскую «пару мечей» средневекового воина. Именно этим мечом пилот, чтобы не попасть в плен и спасти свою честь, совершал ритуальное вспарывание живота – «сэппуку».2

Далее следовало повязывание головной повязки – «хатисиаки», функция которой состояла во впитывании пота и предотвращении попадания его в глаза. На белой повязке впереди рисовали красный круг – символ восходящего солнца и писали какой-либо девиз. Чаще всего девиз гласил: «Семь жизней за императора».3

Садившемуся в кабину самолета-бомбы камикадзе вручали коробочку со сладостями, символизировавшими благодарность императора и страны за его подвиг. Весь личный состав эскадрильи провожал пилотов-смертников в их последний полет.

Заметив в море корабли противника, летчики тесной группой под прикрытием своих истребителей прорывали оборону противника, выбрав цель, входили в крутое пике, и на большой скорости камнем падали вниз. С появлением радаров тактика атак изменилась. К цели самолеты приближались низко над водой, а перед атакой, резко набрав высоту, входили в пике.

Самой распространенной моделью самолета камикадзе был японский истребитель «Зеро», к которому подвешивали 250-кг бомбу. Тем не менее, использовались и другие самолеты, как истребители, так и бомбардировщики.

Специально для «подразделений самоубийственных атак» был разработан самолет-снаряд «Ока» – в переводе «цветок вишни». Конструкция, состоящая из дерева и металла, оснащенная тремя твердотопливными двигателями-ускорителями, была очень примитивной, но действующей. Двигатели, работая не более 8-10 сек., разгоняли самолет до скорости 855 км/ч непосредственно перед вражеским объектом, что давало шанс прорвать оборону противника и выйти на цель. Боевая часть самолета «Ока» содержала 1200 кг взрывчатого вещества (тринитроананизола). К цели самолеты доставлялись подвешенными к бомбардировщикам «Мицубиси». За 30-35 км до цели летчик-смертник переходил в свой самолет, и «Ока», отделившись, самостоятельно выходила на цель. Существовали разработки нескольких модификаций этого самолета, но в действительности с 1944 г. по март 1945 г. было изготовлено 755 «Ока-11».

Согласно статистическим данным (все камикадзе известны в Японии пофамильно) погибло 3913 летчиков. Около 90% «самоубийственных атак» окончилось неудачей – самолеты не попали в цель или были сбиты; 164 самолета было повреждено. Тем не менее, успешными атаками камикадзе было потоплено около 50 и повреждено около 300 кораблей противника.

Солдаты-смертники были не только среди летчиков. Многие тысячи японских добровольцев отплывали в море на управляемых торпедах и скоростных катерах, начиненных взрывчаткой, демонстративно приковывали себя к пулеметам, показывая свою готовность до конца сдерживать атаки противника, или, взяв в руки гранаты, бросались под танки. Но только «Син фу» – летчики-камикадзе – целенаправленно пытались решить стратегическую задачу – преградить путь американскому флоту к японским берегам, и изменить ход войны в пользу Японии. Для государства они были не более чем солдатами на войне, выполнявшими свой долг, и все эти подвиги явились результатом целенаправленной государственной политики, долгие годы готовившей японский народ к войне.

Поэтому в корне неверно, особенно в свете событий 11 сентября 2001 г. в Нью-Йорке и Вашингтоне, говорить о террористах-смертниках, называя их камикадзе, пусть даже эпизоды эти и связаны с воздушными атаками. Терроризм – это подлая необъявленная война против мирных людей.

Терроризм как явление мирового масштаба, появился во второй половине XX века. В 1972 г. на Олимпиаде в Мюнхене были убиты израильские спортсмены, и государство Израиль поклялось отомстить за их смерть. Была создана специальная группа, целью которой стало уничтожение участников и руководителей группировки, причастной к этому терракту.

Вследствие этого оставлять в живых террориста-исполнителя стало опасно для руководства крупных исламских террористических организаций. Поэтому в недрах этих организаций, живущих по своим жестким законам, возникла идея – исполнитель террористического акта обязан умереть, предотвратив тем самым распространение информации. Были найдены соответствующие религиозные доводы и финансовые стимулы, отобраны кандидаты, которые подвергались соответствующей психологической «обработке». Называют всех этих смертников, как правило молодежь, – «шакидами» («воинами-мучениками»). Это люди, искусственно, но умело превращенные в религиозных фанатиков, готовых умереть «во имя Аллаха». Они – «пушечное мясо» терроризма.

…Терроризму не место в обществе, нет ему ни оправдания, ни логического объяснения. И не существует никакой связи между смертниками-«шакидами» и японскими пилотами-«камикадзе». Они представляют собой два разных, совершенно противоположных явления в истории человечества