header_logo

Содержание / 2002 / Оружие и охота №7


Не убий!!!



Химия так и осталась бы разновидностью магии, если бы не Периодическая система элементов, разработанная Менделеевым. Колоссальная "предсказательная" сила Периодической системы была обусловлена "всего лишь" логически завершенной классификацией элементов.А ведь когда Д.И.Менделеев начинал работать над ней, ему вполне серьезно советовали расположить элементы в алфавитном порядке… По сравнению с Менделеевым Нострадамус и прочие маги, ясновидцы-астрологи – не более чем шарлатаны. Блестящий пример, мягко выражаясь, надуманной классификации приводит Н.Я. Данилевский в июне 1871 г.* "…Например, можно разделить животных на имеющих четыре ноги и не имеющих четырех ног. Первая группа четвероногих еще годилась бы кое-как, но вторая включала бы человека и петуха, у которых по две ноги, паука, у которого их шесть (Впрочем, у паука их восемь, но и великий Аристотель насчитал у мухи восемь ног, хотя на самом деле их шесть. – Прим. авторов), рака, у которого их десять, и устрицу, у которой ни одной нет, в одну категорию существ.

В таком смехотворном делении были бы две ошибки: первая, что принципом деления принят признак, не особенно существенный, а вторая, что одна из групп не охарактеризована ничем положительным, – что у нее ничего нет общего, кроме известного недостатка. Одной этой второй ошибки достаточно, чтобы сделать систему негодной…" Правильная классификация – необходимая основа правильного закона. А правильный закон – это скрижаль. Наполеон на острове Святой Елены, когда жизнь была уже позади и он трезво взвешивал все им содеянное, сказал: "Моя истинная слава не в сорока сражениях, выигранных мною, – Ватерлоо их все зачеркнуло. Но не будет и не может быть забыт Гражданский кодекс". Франция и теперь живет согласно Кодексу Наполеона.

Теперь, определив точку зрения, с которой мы будем рассматривать ряд крайне интересных вопросов, возникающих при чтении законопроектов ряда стран "Об оружии", обратимся к тому, что же их вызвало.

Если попытаться подвергнуть пристальному анализу законопроекты "Об оружии", разработанные в Украине, аналогичный закон Российской Федерации и ряда других стран, материалы ОБСЕ, сессий ООН, международных конференций и региональных симпозиумов, то, с нашей точки зрения, совершенно очевидно наличие в них общих тем, в русле которых и предлагаются те или иные решения.

Наши законодатели всячески муссируют вопрос: "Доверять ли населению так называемое гражданское оружие?". ОБСЕ озабочена степенью прозрачности для контроля воинских складов. ООН решает проблему: как, не затрагивая интересы государства в области обороны и поддержания правопорядка, интересы промышленников и обеспечивая соблюдение прав граждан на самооборону, тем не менее ограничить возможности агрессивных группировок, в том числе незаконный оборот стрелкового оружия и легкого вооружения? Вопросы поставлены. Но ответов, однозначно предлагающих решения, устраивающие всех, нет. Нет именно потому, что не рассматриваются они с научной точки зрения. Не рассматриваются с точки зрения строго логической классификации, последовательно предлагающей разрешить следующие вопросы: для кого, для чего, против кого или чего, в каких условиях и в какое время будет применяться стрелковое оружие… Все наши столь многословно и многочасово обсуждаемые законопроекты в своих недостатках – близнецы-братья. А почему? Нет классификации, которая легла бы в их основу… Так, например: 1. Неконкретно и недостаточно стратифицированы (расслоены) термины и определения, относящиеся к области стрелкового оружия и боеприпасов к нему.

2. Крайне слабо детализировано ОПРЕДЕЛЕНИЕ термина "оборот оружия". Начиная с этапа разработки оружия и боеприпасов к нему и заканчивая их утилизацией, это определение должно включать в себя все основные аспекты деятельности в данной области.

3. Технические требования, почему-то приводимые в законопроектах (да и в законах), в подавляющем большинстве своем не являются результатом системного подхода, основанного на правильной классификации, а представляют собой достаточно эклектичный, а порой и конъюнктурно подобранный ряд чисел.

4. И что самое поразительное – абсолютно отсутствует прогнозирование результатов применения оружия в штатных ситуациях. Чем же еще возможно объяснить наличие у сотрудников Министерства внутренних дел Украины автоматов АК-74 или АК-74СУ? А ведь это оружие имеет колоссальную, исходя из вероятного применения на улицах города, заполненных ни в чем не повинными людьми, убойную силу и опять-таки высокую вероятность убойного рикошета, если говорить об их штатном боеприпасе! Так, например, Руководство по 5,45-мм автомату АК-74 гласит: "Дальность, до которой сохраняется убойное действие пули, – 1 350 м. Штатный боеприпас – патроны 5,45х39 мм индекса 7Н6 – обладает повышенным убойным действием. Патроны 5,45х39 мм индекса 7Н10ПП с вероятностью 0,6 пробивают лист стали толщиной 16 мм на дистанции 100 м – согласно техническим условиям (см. приложение 23) на этот патрон".

В журнале "Техника и вооружение" (1984, №9, с. 9), отмечается: "…установлено, что при автоматической стрельбе прицельными являются не более трех первых выстрелов, потом, вследствие отдачи и вибрации оружия при стрельбе, наводка сбивается, и поток пуль может наносить только случайные поражения…" К чему эти "случайные поражения" могут привести в условиях современного города, каковы будут результаты ведения автоматического огня на оживленных улицах, вполне очевидно и без пространного комментария. Неприцельное ведение огня после третьего выстрела, множественный рикошет пули, сохраняющей убойное действие на дистанциях до 1 350 м (километр и более!!!)… И ведь никого из авторов законопроектов не вшибло в холодный пот мгновенное озарение предвидения этой кошмарной, без преувеличения, картины!!! Авторы закона Российской Федерации внимание "обратили" и на 20% уменьшили эффективную дальность стрельбы гражданского оружия по сравнению с боевым. У пистолета ПМ со штатным боеприпасом дистанция, на которой сохраняется убойное действие пули, – 350 м. У "гражданского" на 20% меньше – 280. И вот после "снятия" пределов допустимой самообороны в Российской Федерации дистанция от прохожего до прохожего составляет всего 280 метров – аж на 70 метров меньше, чем у боевого… Намного ли "легче?" И есть ли это решение проблемы? Нет.

Вопросы поставлены, методика их разрешения определена и… С учетом всей многогранности проблемы разработан принцип классификации, представляющий собой комплекс терминов и определений, положенных в основу проекта концепции Оружейного кодекса: 1. Разработан подробный глоссарий используемых терминов и определений.

2. Вся область терминов и определений, имеющих отношение к стрелковому оружию и боеприпасам к нему, расслоена (стратифицирована) на 11 слоев (стратов), практически не пересекающихся между собой.

3. На каждый слой (страт) разработаны детальнейшие определения термина "Оборот оружия и боеприпасов к нему для данного слоя (страта).

4. На основе терминов: • дистанция гарантированного полного поражения; • дистанция полного поражения; • дистанция временного или частичного поражения; • дистанция безопасности, разработаны основные технические требования к оружию и боеприпасам к ним в рамках определенных слоев.

И так далее… Из всего вышесказанного столь же логично вытекают основные преимущества данной концепции по сравнению с уже имеющимися законами и законопроектами: 1. Предлагаемый проект концепции Оружейного кодекса впервые предоставляет возможность свести к минимуму вероятность неумышленных убийств, увечий и ранений, а также количество инцидентов с применением оружия; 2. Устанавливает жесткие рамки для осуществления оборота оружия и боеприпасов к нему каждого слоя (страта), что неизбежно влечет за собой уменьшение незаконного оборота боевого оружия.

3. В результате анализа предлагаемых, в соответствии с положениями Оружейного кодекса, технических требований к оружию и боеприпасам к нему выявлены многочисленные не заполненные существующими моделями оружия и типами боеприпасов ниши. Их заполнение приведет к расширению модельного ряда выпускаемого оружия и типов используемых боеприпасов и непременно заинтересует промышленников.

* * * У нас есть мечта… Нам хочется, чтобы мы очнулись и начали отличать экранное "малиновое варенье" от настоящей крови.

Мы хотим, чтобы война стала неестественным состоянием человечества.

Мы хотим, чтобы на титульном листе Оружейного кодекса были только два слова… Только два слова, вынесенные нами в заглавие этой статьи!