header_logo

Содержание / 2002 / Оружие и охота №9


Скорострельность. Техническая характеристика или анахронизм?



Что же такое скорострельность и чем она так важна?

Примем, для начала, в качестве рабочего следующее определение скорострельности: количество "поражающих" элементов, выпущенное из оружия в единицу времени. Достаточно очевиден тот факт, что чем их больше, тем выше вероятность скорейшего уничтожения неприятеля.Чем скорее он уничтожен, тем меньший урон будет нанесен вражескими действиями. И, что также крайне важно, тем меньше необходимо стрелков для сотворения погибельного для всего и вся шквала огня. Именно с этой точки зрения и хотелось бы рассмотреть проблему скорострельности. И рассмотрим мы ее в отношении только индивидуальных технических средств, посредством которых осуществляется метание в цель поражающих ее элементов.

Праща

Древнее метательное оружие, представляющее собой ремень с расширенной частью, в которую вкладывался шаровидный каменный или металлический снаряд массой от 100 до 600 г. После раскручивания снаряд пролетал расстояние до 300 м, уверенно поражая цель на дистанциях до 180 м. Оружие это было весьма эффективным для своего времени. Например, во время греко-персидских войн многие древние греки стали жертвами не менее древних персидских пращников. Применялась праща и долгое время после них – вплоть до гугенотской войны 1572 г.

С помощью пращи возможно было бросить в цель до 8-10 снарядов в минуту (скорострельность пращи).

Использование пращи требовало большей силы и ловкости, и была она менее "метким" оружием, чем лук.

Лук Не менее древнее оружие, чем праща, но более сложное в изготовлении, а следовательно, и более дорогое. Хороший добротный лук мог себе позволить далеко не каждый воин. В качестве примера меткости стрелков из лука и достижимой "бронебойности" стрел, выпущенных из него, приведем результаты состязаний английских лучников в 1428 году.

При стрельбе из лука на дистанции 100 ярдов опытный лучник выпускал до 12 стрел в минуту. И все стрелы поражали цель! А стрела, выпущенная из дальнобойного английского лука, на дистанции 200 м пробивала двухдюймовую дубовую доску...

Высокомерное пренебрежение эти видом оружия знатных французских рыцарей дорого обошлось им в битвах Столетней войны при Креси (1346 г.), Пуатье (1356) и Азенкуре (1415 г.): англичане одержали над ними ошеломляющие победы главным образом благодаря искусству английских лучников, добровольцев из свободных йоменов, составлявших ядро английской пехоты. Французские рыцари, не умевшие, да и не желавшие сражаться в строю, были попросту вбиты в землю английскими лучниками.

Может быть, из-за этой, мягко говоря, неприязни к луку во французских войсках он был запрещен еще в 1527 г. В английской же армии лук употреблялся вплоть до осады острова Ре (1627 г.). В регулярных русских войсках лук был отменен Петром І, но применялся иррегулярной башкирской конницей, входившей в состав русской армии, и в 1813 г., в сражении против наполеоновской Франции под Лейпцигом.

И снова следует отметить, что стрелять из лука мог далеко не каждый воин: усилие натяжения тетивы дальнобойного английского лука могло достигать 90 кг. Арбалет Состоял из стального или деревянного лука, деревянной ложи (нередко с прикладом) и механизма натягивания тетивы. Стрельба из арбалета велась стрелами с тяжелыми стальными наконечниками. До крестовых походов, начавшихся в 1069 г., в Западной Европе арбалета не знали, хотя в Великом Новгороде самострелами, так называли арбалет на Руси, пользовались еще в 991 г. Стрела арбалета на дистанции 110 м пробивала металлический шлем или латы рыцаря, а при отсутствии доспехов на противнике дистанция гарантированного поражения цели достигала 450 м.

Габариты арбалета меньше габаритов дальнобойного лука; натяжение тетивы значительно облегчалось рычажными приспособлениями, зубчатыми колесами и т.п.; время прицеливания не ограничивалось степенью выносливости мышц руки, натягивавших тетиву, – и потому метко стрелять из арбалета, особенно из засад, могли многие.

На арбалете отрабатывались многие элементы конструкции огнестрельного оружия: спусковой механизм, приклад, прицельные приспособления, магазин, да и приемы наводки и прицеливания. В контексте данной статьи отметим, что скорострельность арбалета значительно уступала скорострельности пращи и лука.

Огнестрельное оружие А вот оно на заре своего существования как раз скорострельностью и не блистало. В битве при Киссингене (1636 г.) все стрелки, принимавшие участие в этом сражении, из фитильных ружей в течение 8 часов произвели... 7 выстрелов. Во время Тридцатилетней войны 1618-1648 гг. австрийский мушкетер перед выстрелом должен был выслушать 163 команды и выполнить 99 действий по подготовке мушкета к выстрелу.

И что только не придумывали в те времена для увеличения скорострельности: • 1480-1560 гг. – изготовление четырех-, пяти-, восьмизарядных барабанных ружей; • около 1500 г. – в одном стволе располагали (заряд на заряд) несколько боевых зарядов с пулями (к примеру, восьмизарядный фитильный карабин 1515 г.); • около 1520 г. – появились многоствольные ружья (например, восьмиствольное ружье 1597 г.); • и, наконец, изобретение бумажного патрона, получившего особенно широкое распространение после осады Неаполя в 1597 г. Почти все эти новации так и остались оружейной экзотикой. Увеличение скорострельности достигалось с огромным трудом. Во времена Великой французской революции стрелок должен был произвести 1 выстрел в 1 минуту. От него требовалось прекрасное знание оружия и умелое владение им – австрийское пехотное ружье 1800 г., к примеру, не имело ни прицела, ни мушки, и целились просто по стволу.

В соревнованиях по скоростной стрельбе хорошо тренированный стрелок в самых благоприятных условиях (хороший ствол, хороший замок, заряды на столе и т.п.) мог произвести 6 выстрелов в минуту. В 1799 г. такую скорострельность продемонстрировал один из казаков армии Суворова в некоей швейцарской деревушке при переходе через Альпы… Интересно, каким стал бы современный мир, если бы Наполеон во время подготовки прыжка через Ла-Манш построил по предложению Фултона пароходы, и если бы приложил свои НАПОЛЕОНОВСКИЕ усилия к производству казнозарядного ружья под унитарный патрон, изобретенный в 1809 г. парижским оружейником Поли? Тот самый унитарный патрон, объединяющий в единое целое пороховой заряд, пулю и капсюль и чье появление положило начало решению проблемы скорострельности...

Потом были Иоганн Николаус Дрейзе, чьим ружьем в 1841 г. Пруссия после широких испытаний вооружила свою армию (французское правительство ружье не приняло) и из которого мало-мальски подготовленный стрелок мог произвести от 5 до 9 выстрелов в минуту (5 выстрелов прицельно, 9 – не прицельно).

Ниже приведена скорострельность однозарядных ружей под унитарный патрон, которая была достигнута к 1872 г. (выстрелов в минуту): • ружье Сопера (обр. 1868 г.) – 58; • ружье Мартини и Суинберна (1869 г.) – 40; • ружья Вестлей Ричардса (1866 г.), Ремингтона (1866 г.) – 38; • ружья П. Маузера (1871 г.), Бердана ІІ обр. 1868 г., Вердера (1868 г.) – 28, "Верндль" (обр. 1867 г.) – 20; • ружье Крнка (1869 г.) – 18.

Эти результаты достигались в наиудобнейших условиях, без прицеливания, именно для демонстрации теоретически достижимой при стрельбе из них скорострельности. Ведение огня по цели (с прицеливанием) уменьшало количество выстрелов в минуту в 2-3 раза. Реальная скорострельность в боевых условиях была и того меньше: русская винтовка Крнка – 7-8, Бердана II – 9-11 выстрелов в минуту.

Усилия оружейников над увеличением скорострельности и внимание к этой проблеме военных ведомств разных стран имели куда как весомую причину: потери от огня казнозарядных ружей под унитарный патрон в боях, где противная сторона была вооружена дульнозарядными капсюльными ружьями, составляли 1 : 9. А уже начали появляться магазинные винтовки под унитарный патрон...

Казнозарядные, магазинные ружья должны были быть приняты на вооружение армиями держав, амбиции которых требовали мощных вооруженных сил...

Но были и другие, иногда крайне энергично высказываемые, мнения военных чинов.

"Никогда швейцарские стрелки не унизятся до того, чтобы стрелять из "клистирных ружей!" – это восклицание принадлежит некоему швейцарскому генералу и было произнесено им при весьма официальном рассмотрении вопроса о принятии на вооружение казнозарядных ружей.

А Пруссия, принявшая на вооружение ружье Дрейзе в 1841 г., тут же стала объектом насмешек со стороны военных "авторитетов" некоторых стран.

В 1865 г. в стрелковой школе в Шалоне (Франция) один почтенный профессор вещал своим слушателям: "…ружья, заряжающиеся с дула, стреляют так же быстро, как заряжающиеся с казны, ибо во время огня от постоянных манипуляций с затвором у стрелка появляется в руках усталость, а потому превосходство скорострельности этих ружей само собой исчезнет, тогда как ружья, заряжающиеся с дула, не представляют никаких затруднений при стрельбе и никаких манипуляций с затвором не требуют..." К вышеприведенным абсурдным рассуждениям присоединился и французский генеральный штаб: "...огнестрельных припасов для ружей, заряжающихся с казны, никогда хватать не будет, тогда как для ружей, заряжающихся с дула, они всегда имеются в изобилии…" В 1891 г. в России, после весьма тщательного изучения сути вопроса и вопреки рассуждениям, аналогичным уже упомянутым, все же приняли на вооружение трехлинейную винтовку Мосина. Хотя практически в то же самое время профессор академии российского генерального штаба генерал Драгомиров писал о пулемете Максима так: "Если бы одного и того же человека нужно было убивать по нескольку раз, то это было бы чудесное оружие, так как при 600 выстрелах в минуту их приходится по 10 на секунду. На беду для поклонников столь быстрого выпускания пуль, человека довольно подстрелить один раз, и расстреливать его затем вдогонку, пока он будет падать, надобности, сколько мне известно, нет... Правда, в толпу годится, но какой же дурак теперь подставит толпу..." В 1909-1913 гг. русский теоретик и конструктор автоматического оружия В.Г. Федоров предлагал перейти с патрона 7,62 мм на 6,5-мм боеприпас: он обеспечивал лучшие баллистические характеристики и позволял увеличить носимый боекомплект. В 1916 г. под такой патрон В.Г. Федоров создал первый в мире автомат, состоявший на вооружении царской и советской армий до 1928 г.

К этому моменту ехидная статистика знала все: расход металла на одного убитого во времена Крымской кампании равнялся 70 кг, в 1914 г. – 225, в 1918-м – 4500 кг. И это плоды темпа стрельбы?!! А ведь стрельба ведется для поражения противника и/или для его подавления. Позволим себе отметить такую очевидную вещь, что цели бывают различными и стрельба по ним ведется разными способами. Например, цели бывают неподвижные одиночные, неподвижные групповые, "появляющиеся время от времени в поле зрения стрелка" одиночные, появляющиеся групповые, движущиеся под тем или иным углом к стреляющему, а также воздушные, по которым огонь ведется заградительным либо сопроводительным способом. Для того чтобы поразить любую цель, н еобходимо: а) обнаружить ее; б) определить дальность до нее; в) навести оружие на цель; г) установить прицел; д) прицелиться, учитывая необходимые поправки, в том числе и упреждение при стрельбе по движущимся целям; е) плавно, не дергая, нажать на спусковой крючок и – выстрелить. И попасть, в конечном итоге, в цель. Если учесть, что ошибка в прицеливании с открытым механическим прицелом, независимо от субъективных качеств стреляющего и объективных технических характеристик оружия, может достигать 3-5 угловых минут, что составит 9-14 см на дистанции 100 м, то попасть в цель – это вам не Голливуд.

Кстати, в России были проведены сравнительные испытания АК-74 и М16. Американский автомат превосходил АК только в одном виде испытаний – при стрельбе одиночными выстрелами в неподвижную мишень на дистанции 100 м: поперечник рассеивания у АК-74 составлял 100 мм, у М16 – 80. В значительной степени это объясняется наличием диоптрического прицела на М16 против открытого механического у АК-74.

Все действия с а) по е), естественно, требуют затрат времени. При прицеливании с открытым механическим прицелом только на переаккомодацию глаза уходит приблизительно 1-2 секунды. А при смене магазина его еще необходимо извлечь из подсумка, бывающего сухим, намокшим в воде, извозженым в грязи при переползаниях, полузамерзшим и обледеневшим в снегу... А если рука стрелка в двупалых рукавицах (кажется, по ГОСТ 5007-87?)? И еще очень важно учесть, из какого именно положения ведется стрельба: лежа с упора, стоя из окопа с упора, лежа с руки, с колена, стоя с руки, на ходу с короткой остановки, и т.д. и т.п. А еще, оказывается, бывает необходимо снарядить магазин...

Не все так просто в датском королевстве...

Неискушенного читателя может удивить количество вопросов, поставленных нами в данной статье и, как может показаться, оставленных без ответа. Искушенный в данном вопросе читатель, быть может, вздохнет, отчетливо представляя всю сложность обсуждаемой темы, зная, что на большинство вопросов ответов пока нет.

Мы же видим самую главную проблему в том, что до сих пор в наш просвещенный век нет даже намека на нормативную методику определения скорострельности стрелкового оружия. Нет самого главного, без чего наличие выдающихся цифр по данной характеристике в ряде документов, сопровождающих разработку, производство и реализацию оружия представляет собой всего лишь набор цифр, на основе которого можно лишь догадываться о реальном положении дел и появление которых можно расценивать зачастую только лишь как хитрый маркетинговый ход… Итак, практическая скорострельность стрелкового оружия, – что же все-таки это такое? Анахронизм, обреченный на исчезновение под давлением современной конструкторской мысли? Традиция, дань которой стала непременным атрибутом уважающего себя производителя оружия? Или все-таки техническая характеристика, отражающая действительно имеющие место качества той или иной модели оружия? P.S. В свое время в журнале "Солдат удачи", №2, 1996 г. в статье В. Черного и А. Неугодова "Чей автомат лучше" предлагалось сравнивать различные образцы оружия одного класса по комплексному показателю качества (КПК), который определялся по формуле A х B х C х D = КПК, где (дословно): A – действие пули на цель; B – вероятность попадания в цель; C – воздействие оружия на стрелка; D – практическая скорострельность.

(И, кроме этого, был опубликован своеобразный рейтинг-лист, скажем так, не без претензий на объективность.) Не затрагивая пока составляющие A, B и C, корректно отметить, что в настоящий момент характеристике D может присваиваться лишь вполне "волюнтаристская" величина, что сводит тем самым КПК к некоему аналогу того самого знаменитого дышла.

Желание формализовать и, тем самым, будто бы объективизировать оценку различных образцов оружия само по себе, может быть, и похвально. Но еще Гексли отмечал: "Математика не более чем жернова, которые мелют любую засыпку, и потому задача инженера – обратить внимание на саму засыпку"...