header_logo

Содержание / 2002 / Оружие и охота №9


Что такое хороший бой охотничьего дробового ружья



Какой бой можно назвать хорошим Прежде чем говорить о том, как добиться хорошего боя от дробового ружья, надо выяснить – какой бой следует называть "хорошим".Всякую вещь мы называем "хорошей", если она хорошо выполняет то назначение, ту работу, для которой она сделана. Одна и та же вещь может быть для одного дела хороша, а для другого плоха. Ружье предназначено для того, чтобы при помощи его охотник мог убивать дичь, делая возможно меньше промахов и убивая дичь "чисто", т.е. на смерть, не мучая ее и не теряя подранков. Чтобы дичь была убита, мало того, чтобы ружье выстрелило, надо еще, чтобы человек правильно направил выстрел. Поэтому ружье и охотника, который из него стреляет, надо рассматривать вместе, и "хороший" бой будет только такой, который хорош и для ружья, и для стреляющего охотника.

Ружье может бить очень хорошо: кучно, резко, а охотник будет раз за разом давать из него промахи. Разве такой бой можно назвать хорошим? Конечно, нельзя. В чем же здесь дело, и может ли быть, чтобы кучный и резкий бой был "нехорош"? Очень может быть, сплошь да рядом бывает, и вот почему: чем кучнее бьет ружье, тем меньше оно разбрасывает дробь и тем вернее надо направить выстрел, чтобы он попал в цель, т.е. тем лучше надо уметь стрелять. С другой стороны, чем кучнее бьет ружье, тем на больших расстояниях можно бить из него дичь, потому что дробины будут лететь и на этих дальних расстояниях достаточно густо, и в дичь будет попадать достаточное количество дробин, чтобы убить ее намертво. Поэтому хороший стрелок с кучно бьющим ружьем будет стрелять и далеко, и метко. Такой бой ружья будет, следовательно, хорош и для ружья, и для охотника. Если то же самое ружье возьмет стрелок средний или слабый, то наверное он начнет мазать или задевать только краем заряда (где дробины летят уже негусто) и калечить дичь, которая будет от него уходить, а потом пропадать. Этот же бой ружья для такого стрелка будет совсем "нехорош".

Один и тот же бой может быть то хорош, то плох и для одного и того же стрелка. Например, если дичь приходится стрелять на далеких расстояниях – на перелетах, скрадом – и если стрелок достаточно искусен, то кучный бой будет хорош. Но если охота идет в лесу (из-под собаки), где приходится стрелять шагов на 20-30, то и для искусного стрелка очень кучный бой будет только помехой: как бы ни был искусен в стрельбе охотник, а все-таки нет-нет да и промажет или подранит; на таких коротких расстояниях и очень раскидистый бой будет вполне достаточен, чтобы чисто, намертво убивать дичь.

Наконец бывает, что и стрелок – заведомо хороший, и ружье бьет хорошо, а пошли они на охоту, и ничего у них не выходит – промах за промахом. В чем тут дело и кто виноват? Дело в том, что ружье для охотника, как говорят, "неприкладисто", а виноват охотник, так как он не сумел выбрать ружья по себе.

Таким образом, мы видим, что, говоря о "хорошем бое", нельзя брать только одно ружье, а надо принимать во внимание целый ряд и других обстоятельств. Если бы бой ружья был тем лучше, чем он кучнее и резче, – дело было бы просто: современная оружейная техника позволяет делать ружья очень узко и кучно несущими заряд. Но мы уже видели, что такое ружье для большинства стрелков будет совсем не клад и, кроме огорчений, ничего им не принесет. Поэтому мы дальше не будем говорить о том, как выжать из ружья возможно кучный и резкий бой, а поговорим о том, как получить от ружья такой бой, который позволил бы охотнику стрелять из него, делая возможно меньше промахов и теряя возможно меньше подранков. Это и будет "хороший" бой. Такой бой зависит: 1) от искусства стрелка, т.е. от того, насколько хорошо он стреляет; 2) от условий охоты, т.е. от того, какую дичь и на каких расстояниях приходится стрелять.

Прикладистость "Прикладистым" ружье бывает тогда, когда стрелок при выстреле должен только устремить взор в ту точку, в которую он хочет попасть, и вскинуть ружье к плечу. "Прикладистое" ружье при этом само ляжет в плечо достаточно правильно и направится на цель, а неприкладистое будет смотреть куда-нибудь в сторону, и стрелку придется после вскидки его поправлять. Если стрельба производится по летящей или бегущей дичи, то на поправку не хватает времени, и поэтому из неприкладистого ружья и хороший стрелок сплошь да рядом будет делать промахи. "Прикладистость" ружья зависит от того, какого сложения стрелок: длинная или короткая у него шея, длинные или короткие руки, толстый он или худой, и т.п. Кроме того, "прикладистость" зависит и от привычки стрелка держать ружье, вскидывать его, больше или меньше наклонять голову к гребню ложи (рис. 1) и т. п. Поэтому одно и то же ружье одному человеку будет прикладисто, а другому неприкладисто. Ружей, которые были бы всем прикладисты, не бывает и быть не может. Мало того, одному и тому же человеку ружье бывает более прикладисто в одной одежде, чем в другой. Прикладистость одного и того же ружья по высоко летящей и бегущей по земле дичи также обычно будет различна.

О "прикладистости" надо думать прежде всего еще при приобретении ружья. Если ружье окажется неприкладистым, то с ним наплачешься. Исправить неприкладистость хотя и можно, нарастив или срезав ложу, погнув ее или изменив наклон затылка (часть ложи, прилегающая к плечу), но стоит это дорого, да и мастера, который сумел бы хорошо это сделать, не всюду найдешь. Поэтому, прежде чем покупать ружье, надо прикинуть его, хотя бы и без выстрела, по разным целям, и если оно окажется неприкладистым – лучше его не брать.

Проверять прикладистость можно по любой цели, но лучше сделать специальную мишень (рис. 2). Дело в том, что, как бы ни было прикладисто ружье и как бы ни был искусен стрелок, – он никогда не наведет ружья как раз в ту точку, которую хочет выцелить, – хоть маленькое отклонение, а обязательно будет. Пока эти отклонения не превосходят определенного предела (1-1% от расстояния, с которого производится выстрел), они безвредны, так как круг осыпи достаточно велик, чтобы перекрыть дичь и при неточной наводке на цель.

На мишени и следует нанести вокруг ее яблока окружность радиусом в 1% от той дистанции, на которой будет производиться проба на вскидку: для 3 м радиус будет 45 мм, для 4 м – 60 мм, для 5 м – 75 мм, для 6 м – 90 мм и т.д.

Если стрелок привык стрелять "с видимой планкой" – целя под дичь*, то черный кружок (яблоко мишени) надо сделать соответственно выше центра круга.

Если при вскидках по такой мишени точки, перекрытые мушкой, будут приходиться не меньше как в половине вскидок внутри круга, то прикладистость ружья можно считать удовлетворительной. Следует сделать и несколько вскидок под горизонтальный переплет оконной рамы; это покажет – не сваливается ли ружье при вскидке на бок.

Если охотнику все-таки придется иметь дело с неприкладистым ружьем, то надо попробовать изменять точку прицеливания или переделать ложу.

Резкость "Резкость" боя (способность проникать в тело дичи) не имеет такого исключительного значения, как это может показаться с первого раза и как многие думают. Дело в том, что дичь, пораженная дробью, умирает или лишается способности уйти от охотника не столько потому, что ее тело пронизала дробь, сколько оттого, что тело ее получило одновременно несколько сильных ударов во многих местах. Поэтому главное значение имеет не то, насколько глубоко дробины проникли в тело дичи, а то, какое количество их ударило в дичь. Конечно, дробь должна ударять все-таки сильно и достаточно проникать в тело дичи, ломать кости и разрушать важные для жизни органы. Так всегда и бывает, если только ружье в порядке, припасы не очень плохи, заряды взяты правильно, патроны снаряжены правильно, номер дроби (величина) выбран соответственно дичи и, самое главное, если охотник стреляет в меру, а не палит по всякой птице и зверю, которых только видит глаз. Чтобы добиться от ружья хорошего боя в отношении резкости, надо соблюдать приведенные выше условия, а как их соблюдать – будет сказано дальше в своем месте.

Среди охотников ходит много рассказов о том, что есть "живящие" ружья, т.е. такие, из-под которых дичь уходит, несмотря на тяжелые раны. Это сказки. Если рана тяжела, то дичь не уйдет. В том, что ружье "живит", виноват бывает сам охотник: или из-за плохих припасов и неправильного снаряжения мала резкость, или из-за неприкладистости ружья или плохой стрельбы дичь бьют краем или хвостом заряда, или, наконец, стрельбу ведут на слишком далеких расстояниях. Если в дичь ударит с достаточной силой достаточное количество дробин, то уйти она не может.

Резкость зависит от скорости, с которой летит и ударяет в дичь дробь. Скорость, достаточная для того, чтобы дробина нанесла серьезную рану, сохраняется на очень больших расстояниях – больших в сравнении с теми, стрелять на которые позволяет кучность, обеспечивающая достаточное количество попаданий. Однако наибольшая скорость полета дроби все-таки желательна, но не столько для большей силы удара, сколько для облегчения стрельбы: чем больше скорость, тем скорее пролетит дробь расстояние от ружья до цели и тем меньше, следовательно, можно "брать вперед" при стрельбе по летящей или бегущей дичи.

Осыпь Для того чтобы надежно поразить дичь, надо попасть в нее достаточным количеством дробин. Охотничий опыт показывает, что если номер дроби взят правильно по дичи, то 5 дробин, в нее попавших, обязательно ее убьют или, во всяком случае, настолько ошеломят, что уйти от охотника она не сможет. Если в дичь попадает только 1-2 дробины, то иная дичь, конечно, тоже будет убита, но не-мало ее уйдет подраненой, а потом пропадет бесполезно. Это надо помнить, добиваясь от своего ружья "хорошего" боя. Чтобы бой был хорош, надо, следовательно, чтобы в площадь тушки дичи попадало на тех расстояниях, на которых приходится стрелять на охоте, не меньше 4-5 дробин; только для такой мелочи, как бекас, кулички и т.п., достаточно, пожалуй, и 3 дробин.

Как же это узнать? Узнать это можно, делая пробные выстрелы по листам бумаги и рассматривая, как расположатся на листе пробоины от дробин (иначе говоря, как расположатся попадания, или какова будет осыпь). Эти пробные выстрелы больше всего помогают добиваться "хорошего" боя от ружья, и поэтому мы поговорим подробнее, как надо "пристреливать" ружье.

Патроны для охотничьей пристрелки надо снаряжать теми припасами, которыми охотник будет стрелять потом на охоте. Некоторые охотники для пристрелки добывают особо хорошие припасы и особо тщательно снаряжают патроны. Хотя это и рекомендуется многими охотничьими руководствами, но это совсем неверно. Охотничьей пристрелкой надо определить – как будет бить ружье на охоте, а какая радость в том, что оно могло бы бить много лучше припасами, которых охотник для охотничьей стрельбы добывать не сможет. Такая искусственная пристрелка – только самообман. Это, конечно, не значит, что патроны надо снаряжать кое-как. Кое-как вообще ничего делать не следует. Чем лучше припасы, тем лучше будут и выстрелы.

Чтобы правильно судить об осыпи, надо, чтобы на листе была видна возможно большая часть ее, и поэтому листы должны быть достаточно велики. Некоторые охотники, проверяя бой ружья, стреляют в четвертушки бумаги, в папиросные коробки, в телеграфные столбы и т.п. Это никуда не годится. Дробь – не пуля, она летит роем, в одном месте более густым, в другом – более редким, и никогда нельзя угадать, каким местом она ударила в четвертушку или коробку – может быть, густым, а может быть, редким. Поэтому листы надо брать не менее 1 кв. м*.

В середине листа надо сделать черный кружок (яблоко мишени) в 5 см в поперечнике. Середину листа легко найти, перегнув его вчетверо. Для облегчения точного прицеливания (что очень важно при пристрелке) полезно в середине черного яблока оставить белый кружок. Полезно также провести выше и ниже яблока через его центр вертикальные черные полоски, которые очень помогают не сваливать ружье на бок и не ошибаться в стороны (см. рис. 4).

Из середины черного кружка (из его "центра") надо обчертить карандашом круг с поперечником ("диаметром") в 75 см, т. е. в 3/4 метра. Круг проще всего обчертить при помощи бечевки, к одному концу которой привязать гвоздь, а к другому карандаш так, чтобы между их остриями было расстояние в 37,5 см. Еще лучше взять планку, на одном конце вбить гвоздь, а на другом сделать отверстие для вставки карандаша. (На рис. 3 планки изображены для вычерчивания мишени рис. 4.) Запасшись листами, надо пойти куда-нибудь в такое место, где не было бы опасности поранить кого-либо выстрелом. Лучше всего пристроить деревянный щит перед бугром земли, чтобы дробь била в землю и никуда далеко не улетала. Надо помнить, что даже мелкая дробина может выбить глаз и вообще сильно поранить человека на 100 и больше шагов (а иногда еще бывает, что несколько дробин слипнутся в комок – такой комок может и убить). Никогда не надо стрелять в заборы или в деревенские деревянные сараи, риги и т.п.; в них всегда могут оказаться щели, которых глазом не заметишь, а дробь сквозь них пролетит.

В щит надо вбить 4 гвоздя (удобнее с обратной стороны), на которые и накалывать листы. Удобно пользоваться сапожными шильями с ручками – их удобно и втыкать, и вытаскивать.

Целиться при пристрелке надо очень точно, иначе осыпь легко снесет в сторону, и правильной картины ее не получится. Лучше всего приспособить стол, положить на него небольшой мешок с овсом, песком, шерстью, паклей и т.п. Самому сесть на стул, положить на стол локти, а левую руку, которая держит ружье за цевье, положить на мешок. Если столом воспользоваться нельзя, то надо сесть на землю и упереть руки у локтей на разведенные колена – в таком положении можно выцелить очень точно.

Если окажется, что дробь (осыпь) сносит в какую-либо определенную сторону, а при вскидках без выстрела этого не замечалось, то это значит, что или спуски туги и стрелок дергает за них, или стрелок боится выстрела и, ожидая его, невольно зажмуривается, выдвигает вперед плечо в ожидании отдачи и т.п. Спуски можно осторожно подпилить, а от выстрелобоязни непременно надо отучиться – боящийся выстрела стрелок никогда хорошо стрелять не будет, и никакой "хороший бой" ему не поможет.

Если окажется, что осыпь сносит в разные стороны то, в случае исправности ружья, в этом виноват стрелок, не умеющий еще правильно прицеливаться.

В обоих этих случаях надо найти на глаз центр осыпи и обвести вокруг него новую окружность. Если есть охота, то центр осыпи можно найти более точно. Отсчитав сверху или снизу 50% попаданий, надо отделить их горизонтальной линией, отсчитать 50% слева или справа и провести вертикальную линию; пересечение этих линий и даст более точно центр осыпи.

Если охотник отыскивает для ружья заряд, который годился бы более или менее для всякой охоты, то первые пробные выстрелы надо сделать на 35 м. Если на таком расстоянии осыпь получится хорошей (а как это узнать, будет сказано дальше), то с такими зарядами можно будет стрелять и дальше – до 60-70 шагов, а ближе – шагов до 30-35.

На расстоянии в 35 м пристреливалось и пристреливается большинство ружей, поэтому накопился большой опыт. Известно, сколько при какой осыпи должно попасть в круг дробин и как они должны в нем расположиться, т.е. установлены "нормы" хороших осыпей, с которыми охотник и может сравнивать бой своего ружья (нормы эти будут приведены ниже).

Если выстрел был произведен верно и ружье бьет правильно, то круг на листе весь будет избит пробоинами, которые в середине будут расположены гуще, а к краям реже. Смотря на лист, охотник будет как бы видеть, как летит дробь и как она ударяет по дичи. Правда, дробь летит не плоской стеной, а снопом, растянутым на несколько метров, так что в летящую или бегущую дичь не успеют попасть все те дробины, которые попали бы в лист, если бы на нем была нарисована дичь (или в самую дичь, если бы она не двигалась), но разница получается небольшая и на нее можно не обращать внимания. Оценка осыпи. Получив на листе осыпь, охотник должен уметь разобраться – хороша она или плоха. Для этого прежде всего надо посмотреть – нет ли на ней больших пустых мест, так называемых "окон"? "Окна" эти чаще всего бывают от плохих припасов и небрежного снаряжения патронов, но иногда и от пороков ствола. Затем надо посмотреть, достаточно ли попаданий в круге и как они расположены. Многие охотники, следуя указаниям большинства руководств, ограничиваются тем, что сосчитают сначала при снарядке патронов, сколько дробин приходится на заряд, потом считают, сколько пробоин в круге, и высчитают, какой процент дробин заряда попал в круг (этот процент называется "процентом кучности"). Чем процент больше, тем более рад такой охотник. На самом же деле радоваться-то особенно нечему. Дичь ведь бьет не процент, а количество попавших в нее дробин. Бой ружья 12 калибра с кучностью в 50-60% даст в дичь больше попаданий, чем бой с кучностью в 70-80% ружей 20 или 24 калибра, и будет, следовательно, лучше, хотя процент кучности и меньше. Это – первое. Второе – то, что и при одном и том же калибре, одном и том же заряде и одном и том же проценте кучности качество осыпи может быть совсем разное. Прежде всего в осыпи могут быть большие "окна", и как ни будет велик процент кучности – такая осыпь ничего не стоит (особенно для спортивной стрельбы по тарелочкам). Кроме того, попадания могут быть слишком сгущены к самой середине осыпи на небольшой площади, а в края попаданий будет очень мало. При такой осыпи будет получаться много промахов и подранков, а убитая на близких расстояниях дичь будет разорвана от излишне большого количества попавших в нее дробин. Значит, и такая осыпь, как бы ни был велик процент кучности, будет для охоты плоха. Поэтому больше мы о "проценте кучности" говорить не будем, а при суждении о качестве осыпи будем принимать во внимание только то, сколько дробин попало в круг и как расположились в нем эти попадания. Очень "хорошей" осыпью будет такая, при которой весь круг, начерченный на листе, будет покрыт попаданиями настолько густо, что на нем не будет места, где бы в площадь тушки дичи попало меньше 4-5 дробин, в крайнем случае 3 дробины.