header_logo

Содержание / 2002 / Оружие и охота №9


Континентальные легавые



Славным вдохновителем нашего участия в выставке выступил большой энтузиаст охотничьего собаководства, владелец единственной в Украине веймарской легавой Сергей Шаповал. Несмотря на целый ряд проблем организационного характера, с которыми мы столкнулись в Украине при оформлении выезда, впечатления от поездки и от самой выставки остались у нас самые добрые.Финансирование участия в выставке было осуществлено за наш счет, с оформлением документов помогли УООР и "Кінологічна спілка України". Неожиданной новостью для нас стало клеймение собак с помощью специально изготовленного клейма. Так у всех наших собак появились отметки на ушных раковинах.

Проходила выставка на большом стадионе в центре Кракова. Поселились мы рядом, в гостинице высокого уровня. Кстати, никто не возражал против нашего поселения вместе с собаками. Тут же невдалеке протекала Висла, берег которой – чудесное место для выгула собак. К нашему удивлению, там разгуливали косули, фазаны и куропатки, по которым наши собаки сразу же попытались работать, но гонять дичь в центре города мы им все же не позволили.

В выставке принимали участие около двух с половиной тысяч собак, и не только охотничьих: был представлен весь спектр пород, в том числе служебные и декоративные. В классе легавых участвовали сеттеры, пойнтеры, дратхаары, курцхаары, веймарские легавые и, что было для нас очередной неожиданностью, чешские фоусики – разновидность дратхаара, которую у нас часто путают с самим дратхааром. Выставлялись они отдельной категорией. Не удержусь и отмечу, что долго расспрашивал судей, пытаясь установить, какая же конкретная разница между фоусиком и дратхааром. Наконец мне разъяснили, что чуть ли не единственной особенностью фоусика является его чешское происхождение. По внешнему же виду определить разницу между двумя этими породами неспециалисту практически невозможно. По результатам выставки все привезенные нами четыре собаки: три дратхаара (два моих и один А. Полякова) и веймарская легавая (С. Шаповала) получили в своих классах оценки "отлично" и золотые медали.

Удивили меня железная дисциплина и необыкновенная воспитанность выставлявшихся собак. Обычно на наших выставках хоть кто-нибудь да кого-нибудь облает. А там – две с половиной тысячи собак, все без намордников, и я ни разу не видел конфликтов между собаками. Критерием оценки служил не только внешний вид собаки. Оценивали ее поведение, как стоит, как двигается.

Высокая оценка наших питомцев на международной выставке свидетельствует: в Украине, безусловно, есть потенциальный материал для племенной работы. Проблема только в том, что не доведен он должным образом. Мы изначально неправильно готовим собак. Они не умеют ходить в ринге, недисциплинированны, не умеют по команде показывать зубы. У нас и не слышали о том, что когда собаку ставят в определенную стойку (силуэт) – отставляют заднюю лапу, придают голове и хвосту заданный угол, то в этой стойке она должна простоять некоторое время не двигаясь. Повторюсь, до выставки я и слыхом не слыхал, что существует такая стойка, а ведь все, кто знает моих дратхааров, уверены в их прекрасной выучке. По западным же меркам их выучка далека от идеальной. Все это – результат дистанцирования нашей кинологии от мировой. У нас практически отсутствует литература, в которой были бы кратко и четко изложены требования, предъявляемые к породе, к качеству выучки. Нам сегодня обязательно нужен свой кинологический журнал, который бы рассказывал о самых простых вещах, касающихся собаководства. Оставляет желать лучшего и квалификация наших судей. По моим наблюдениям, их представление о требованиях, выдвигаемых к породе, существенно отличается от критериев их западных коллег.

И самая большая, на мой взгляд, проблема нашей кинологии – отсутствие должной структуризации этой отрасли. Я сторонник того, чтобы группировать любителей по породам собак, как это принято во всем мире, по клубам, а не как у нас – по ведомствам. Но главным фактором, который должен способствовать возрождению нашего собаководства, был и остается наш энтузиазм. Только на нем способна вновь расцвести наша кинология.