header_logo

Содержание / 2002 / Оружие и охота №10


Народный российский... "Наган" бельгийский

История оружия

Револьверы системы Нагана с обтюрацией. Появление и дальнейшее совершенствование Модель револьвера Нагана обр. 1887 г. оказалась наиболее совершенной из существующих к тому времени моделей револьверов и практически вобрала в себя все лучшее из систем с поочередной экстракцией гильз.Конструктивная и технологическая "простота" оружия, казалось, была к тому времени доведена до теоретически достижимого предела. Существует мнение, что успех братьев Наган основан на постоянной доводке одной-единственной конструктивной схемы, с чем они справились просто блестяще.

90-е гг. XIX в. ознаменовали начало эпохи широчайших экспериментов с самозарядными пистолетами, калибрами и зарядами патронов на основе бездымных порохов, появления новых систем револьверов.

В 1886 г. Генри Пипер запатентовал систему обтюрации пороховых газов для револьвера, однако вскоре, в 1890 г., по непонятным причинам от своих прав на изобретение отказался.

Именно в это время Леон Наган решил использовать его идеи в новой разработке – перспективном револьвере под патрон с бездымным порохом. На внедрение системы обтюрации пороховых газов были направлены исследования, проводившиеся на предприятии братьев Наган в начале 90-х гг. Конструкция револьвера с системой обтюрации пороховых газов была защищена серией патентов в 1892-1895 гг.

Суть технического решения, предотвращающего прорыв пороховых газов между барабаном и стволом револьвера, заключалась в следующем.

При взведении курка барабан поворачивался на своей оси, и его очередная камора с патроном располагалась напротив канала ствола. Спусковой крючок, входя своим верхним выступом в паз на боковой поверхности барабана, препятствовал его дальнейшему вращению. Дверца барабана заскакивала в лыску, предотвращая тем самым обратное его вращение при отпускании спускового крючка. При дальнейшем взведении курка особый рычаг спускового крючка толкал вверх ползун, который, перемещаясь в пазах рамки, толкал подвижный казенник вперед, а тот, в свою очередь, упираясь в казенный срез барабана, перемещал его вперед на 2 мм, до упора в казенный срез ствола.

При этом конический наружный участок ствола заходил в коническое дульце каморы барабана, надежно центрируя камору относительно канала ствола. Гильза патрона, предназначенного для нового револьвера, имела удлиненное дульце, полностью скрывавшее пулю и выходившее за ее пределы на 1,5-2 мм. При изготовлении патрона дульце гильзы закатывалось, что препятствовало выпадению из нее пули.

При надвигании барабана на ствол, дульце гильзы на 2 мм заходило в его канал, не имеющий на этом участке нарезов. После спуска курка пуля развальцовывала дульце гильзы, и его наружная поверхность плотно отжималась к стенке канала ствола, препятствуя прорыву пороховых газов. После отжатия спускового крючка собачка храповика соскальзывала на один шаг вниз, ползун опускался, предоставляя возможность казеннику вернуться на прежнее место, а барабан под действием своей пружины отжимался назад. После отработки указанного цикла револьвер снова был готов к выстрелу.

Не удовлетворившись этим нововведением, Леон Наган увеличил вместимость барабана на один патрон, что давало заведомо больше шансов на успех на конкурсных испытаниях против шестизарядных револьверов.

Введение системы обтюрации в револьвере Нагана позволило сделать стрельбу из него также и более безопасной для окружающих. Ведь прорывавшиеся между барабаном и стволом пороховые газы могли причинить "неприятности" не только человеку, находящемуся рядом со стрелком, но и самому стрелку (при стрельбе из револьвера, обращенного местом стыка барабана и ствола в сторону стреляющего). Достижение некоторого увеличения скорости пули благодаря введению системы обтюрации было весьма полезным сопутствующим фактором, но не имело решающего значения для оружия ближнего боя.

До сих пор при описании револьверов почему-то старательно умалчивают об имеющем место выгорании дульной части камор барабанов при значительном "настреле" и нерегулярном уходе, что способствует повышенному прорыву пороховых газов в изношенных револьверах. Это, в свою очередь, приводит к усиленному загрязнению и расшатыванию механизма поворота и фиксации барабана.

Чтобы избежать разрушения револьверов в процессе их длительной эксплуатации (в особенности моделей, в которых используются мощные армейские боеприпасы), в системах без обтюрации пульный вход ствола выполняли с некоторой конусностью. В револьвере Нагана с обтюрацией пороховых газов конусность начального участка ствола была относительно небольшой и служила только для обеспечения плавного вхождения пули в нарезы. Ориентирующую функцию, как в системах револьверов без обтюрации, конусный участок уже не выполнял, поскольку соосность барабана и ствола достигалась за счет надвигания барабана на ствол.

Описанное техническое решение обеспечивало вхождение пули в канал ствола строго вдоль его оси, обеспечивало воспроизводимость такого вхождения от выстрела к выстрелу. Следствием этого явилось достижение высокой кучности стрельбы из револьвера, увеличение надежности и долговечности работы механизмов, стабильности и точности стрельбы из него.

Следует отметить следующий недостаток многих моделей стрелкового оружия: провал спускового крючка после того, как во время выстрела с него резко снимается усилие воздействия курка (ударника) при срыве последнего с боевого взвода. В этот момент палец, не встречая сопротивления боевой пружины, резко дожимает спуск, "сдергивая" оружие с прицельной линии в то время, как пуля еще находится в канале ствола. Наиболее характерным образом это явление проявляется при стрельбе из короткоствольного оружия в режиме самовзвода.

В револьвере Нагана обр. 1887 г., УСМ которого послужил основой для создания УСМ револьвера с обтюрацией, проблема "сдергивания" решена гениально просто.

Спусковой крючок и курок в модели 1887 г. были подпружинены двумя перьями V-образной пружины, имевшей определенную степень свободы. Верхним пером пружина воздействовала на курок, а нижним – на спусковой крючок. При взведении курка спусковой крючок также поворачивался вокруг своей оси. В результате взаимно противоположного вращения курка и спускового крючка боевая пружина сжималась с обеих сторон. При спуске курка верхнее перо сообщало нижнему импульс, противодействующий усилию нажима пальцем и предотвращающий тем самым провал спуска и, соответственно, "сдергивание" оружия с линии прицеливания.

Новый револьвер с обтюрацией пороховых газов обр. 1892 г. (рис. 1) был впоследствии представлен Леоном Наганом на конкурсные испытания в России. Единственный его недостаток – медленное перезаряжание, в пору господства неавтоматического оружия не затмевал прочих его потрясающих качеств. "Наган", личное оружие русских, а впоследствии и советских офицеров, по комплексу боевых характеристик, определяющихся как механизмом производства выстрела, так и использованием достаточно мощного патрона, можно сравнить разве что с пистолетом "Парабеллум" Р.08, в конструкции которого также очень удачно были соединены эксплуатационные и боевые качества. Однако Р.08 значительно уступал "нагану" в технологичности производства.

Следует отметить, что лишь немногим оружейникам удалось так глубоко продумать и так успешно, в довольно простой форме, реализовать свои замыслы, как это удалось Леону Нагану.

Неудивительно, что "наганы", самым "новым" из которых давно за пятьдесят, продолжают нести службу во вневедомственной охране и в наши дни.

"Наганы" в России и СССР В конце XIX в. и в России назрела необходимость подыскать замену револьверу Смита и Вессона обр. 1880 г. К 1892 г. были сформулированы довольно жесткие требования к перспективному револьверу, утвержденные военным министром того времени П.С. Ванновским. Требования были следующими: • револьвер должен обладать метким боем на 35-50 шагов и одной пулей останавливать лошадь; • иметь калибр в 3 линии, чтобы при производстве можно было использовать забракованные винтовочные стволы; • гильза патрона должна быть с закраиной, цилиндрическая, как самая удобная для изготовления; пуля – в оболочке; • начальная скорость пули должна составлять около 300 м/с; • должен обладать таким запасом прочности, чтобы в случае применения бездымного пороха подходящего состава револьвер мог надежно стрелять патронами, снаряженными таким порохом.

Успех револьверов "наган" в Бельгии, Швеции и Норвегии подтолкнул Леона Нагана принять участие в российском конкурсе. Решение довольно смелое, ибо такого всеобъемлющего экзамена, какой устраивали оружию перед принятием его на вооружение в России, в то время не устраивала ни одна страна! В России, с ее бескрайними просторами, порой просто полярно противоположными по своим условиям климатическими зонами, боевое оружие ожидали варварские, по европейским меркам, условия эксплуатации. Но на войне, как известно, оружие эксплуатируется отнюдь не в "домашних" условиях тира, так что подобное жесткое тестирование конкурсных образцов было вызвано суровой необходимостью.

Широкие испытания личного оружия, предназначенного для вооружения русской армии, начались в 1893 г. В них приняли участие и русские и иностранные системы оружия.

Русские были представлены шестиствольным пистолетом Мосина калибра 7,62 мм и револьвером Куна и Залюбовского, сконструированным по типу американского "смита и вессона", правда, несколько более легкого, чем американский вариант. Этот револьвер был предназначен для стрельбы патронами с бездымным порохом. Начальная скорость пули составляла 217 м/с. Данные скоростных характеристик пули упомянутого патрона соответствовали характеристикам патронов, снаряженных дымным мелкозернистым охотничьим порохом. Такая же начальная скорость пули была и у револьверов Нагана при стрельбе патронами, снаряженными таким же порохом. Ствол же револьвера Куна и Залюбовского по длине был никак не меньше нагановского.

Из зарубежных образцов испытывали:

• револьверы Пипера с барабаном на 7 патронов и одновременной экстракцией всех гильз; • револьверы Уайнена калибра 7,65 мм, с шестизарядным барабаном, автоматическим предохранителем в рукоятке и длиной ствола 152 мм, представляющий собой усовершенствованную систему Смита и Вессона. Конструкция пули патрона к нему обеспечивала смазку ствола при выстреле; • револьвер Нагана обр. 1892 г., с барабаном на 7 патронов.

С 1893-го по 1895 гг. испытывались также самозарядные пистолеты систем Бергмана и Трубицио, однако недостатки их конструкции были настолько очевидны, что не оставляли им ни малейшего шанса на победу в испытаниях.

В результате проведенных испытаний на вооружение русской армии и военно-морского флота 13 мая 1895 г. был принят револьвер конструкции Л. Нагана под наименованием "револьвер системы Наган обр. 1895 г.".

Не последним аргументом в пользу принятия "нагана" на вооружение в России была его цена, не превышавшая 32 рублей за экземпляр.

В том же году с фирмой "Наган" был заключен контракт на поставку в течение трех лет 20 тыс. револьверов. Особо оговаривалась помощь в освоении производства "наганов" Тульским оружейным заводом как оборудованием, так и специалистами.

Первые партии револьверов Нагана обр. 1895 г. стали поступать с Льежской фабрики "Л. Наган и Ко" в 1895 г. Смена названия предприятия была вызвана тем, что прогрессировавшая слепота заставила Эмиля Нагана отойти от дел, передав бразды правления своему брату.

Выпуск револьверов для русской армии в Бельгии продолжался вплоть до 1899 г., когда производство "наганов" было, наконец, освоено на Тульском оружейном заводе (рис. 2). Несмотря на то, что Россией был приобретен патент на револьвер и налажено его собственное производство, обеспечившее снижение цены оружия до 22,6 руб., недостаточное финансирование программы перевооружения армии растянуло этот процесс до 1904 г. Сокращение ассигнований вызвал пришедшийся на это же время экономический кризис. Так, вместо запрошенных военным министерством 850 млн. руб. ему было отпущено всего 130 млн. Если в 1900 г. было выпущено 60 тыс. револьверов, то в 1903-м всего лишь 20 тыс.

С началом русско-японской войны финансирование производства револьверов было увеличено, и в 1905 г. Тульский оружейный завод выпустил почти 63 тыс. "наганов". После русско-японской войны производство "наганов" было резко свернуто. Острой проблемой стало сохранить кадры, занятые в его производстве. Тульскому оружейному заводу разрешено было изготавливать револьверы по заказам воинских частей и некоторых других ведомств.

С 1908-го по 1910 гг. по этим заказам было выпущено около 38 тыс. офицерских и около 5 тыс. солдатских "наганов". Перед первой мировой войной, с 1910-го по 1913 гг., было выпущено 175,5 тыс. револьверов. К лету 1914 г. русская армия была почти полностью укомплектована револьверами Нагана. На ее вооружении находилось 424434 револьвера вместо положенных по штату 436210 шт. Во время первой мировой войны – с 1914-го по 1917 гг. в России было произведено 474,8 тыс. револьверов, т.е. больше, чем за все предшествующие 15 лет. Гражданская война в России и связанные с этим экономические трудности позволили с 1918-го по 1920 гг. выпустить лишь около 175 тыс. револьверов.

В России с 1899 г. производилось два варианта револьвера Нагана: с самовзводом – для офицерского состава, и без такового – для нижних чинов (рис. 3). Эти модификации "нагана" получили в обиходе прозвища "офицерский" и "солдатский". Производство несамовзводного револьвера обходилось несколько дешевле, за счет исключения из конструкции курка собачки, винта и пружины собачки. Таким образом, офицеров обеспечивали качественно лучшим оружием, чем нижние чины, которых "приучали не палить попусту". Солдатский "наган" производился до 1921 г. "Наганы", выпускавшиеся в России после 1922 г. – были оснащены механизмом самовзвода.

Из-за ограничений, предусмотренных русским контрактом в отношении револьверов с обтюрацией, оружие подобного типа Леон Наган не мог больше выпускать ни для кого. И потому на предприятии Нагана на базе рамки револьвера обр. 1892 г. был налажен выпуск револьверов без обтюрации калибров 7,5 и 8 мм – исключительно для массовой продажи. По сути, это был семизарядный аналог револьвера обр. 1887 г.

Увлекшись развитием идеи револьвера с поочередной экстракцией гильз, Л. Наган упустил время. А тем временем в Европе и Америке стали появляться револьверы новой конструкции, сочетавшей в себе ранее несовместимые качества: цельную рамку и быструю одновременную экстракцию гильз. В конце XIX – начале XX вв. такие револьверы полным ходом выпускали фирмы "Смит и Вессон", "Кольт", "Лебель", "Пипер" и некоторые другие