header_logo

Содержание / 1999 / Оружие и охота №4


Соколиная охота



Многим из нас, особенно деревенским жителям, часто приходилось наблюдать парящего высоко в небе сокола или кобчика. Кое-кто даже видел, как этот пернатый хищник, высмотрев из поднебесья свою жертву, камнем падал вниз и безнаказанно уносил из соседского огорода цыпленка, сопровождаемый проклятиями хозяина двора. И лишь единицам удавалось наслаждаться настоящей соколиной охотой, когда дичь добывают, причем при полном взаимодействии друг с другом, два ее участника — охотник-человек и охотник-сокол.

Наверное, ни одно новое дело не бывает легким и беспроблемным. И культура охоты с ловчей птицей как дело новое (или хорошо забытое старое), оказалось незаслуженно оставленным без внимания со стороны охотничьих обществ, без какой-либо юридической базы. Периодически в различных журналах появляются материалы, в которых в высокопарных выражениях повествуют о благородном, но позабытом увлечении наших предков. Об искусстве былых сокольничих, о том, что не худо бы эту зрелищную, безусловно, красивую, а теперь и ставшую экзотической, охоту возродить. Но где, каким образом и кому?

…Именно соколу, в большей степени, чем собаке и лошади, выпала честь быть любимым животным князей и рыцарей. Не зря изображения сокола, символа удачи, доблести и отваги, украшали геральдические гербы.

Соколиная охота. Средневековая миниатюра

Сегодня проблем с добычей и воспитанием птицы, пожалуй, нет. "Вольных стрелков", умеющих это делать, и притом неплохо, в Украине достаточно, хотя желающих, но не умеющих — еще больше. Основная трудность, как она видится мне, энтузиасту соколиной охоты, состоит в том, что нет никаких законодательных документов (положений, постановлений, инструкций и т.п.), регулирующих такую охоту.

…Молодого соколенка брали прямо из гнезда, желательно сразу после рождения. После первой линьки ему подрезали когти, привязывали к лапке колокольчик (на случай, если он потеряется) и зашивали веки (чтобы хорошо выучить птицу, ее нужно сделать временно слепой). И лишь затем начиналась собственно выучка: сначала сокол привыкал сидеть на специальной жердочке и на руке, затем его обучали посвистываниям, которые он должен был различать; далее, освободив веки, заново приучали его к свету, дразнили при помощи искусственных жертв. На все это уходил почти целый год.

(М. Пастуро)

Когда довольно длительный период ученичества закончился и я почувствовал уверенность в том, что уже сам смогу справиться с обучением и надлежащим содержанием птицы, я столкнулся если не с враждебностью, то с явной недоброжелательностью своих собратьев — ружейных охотников. Плюс полное нежелание даже теоретически предположить, что и такой вид охоты имеет право на существование.

То, что у нас еще совсем недавно "любили" природу весьма своеобразно и в любую птицу с крючковатым клювом палили без удержу, к тому же премировали за это, — факт известный и постыдный. Однако образ "бабушки, у которой кобчик цыплят таскает" крепко засел в мозгах, особенно сельского обывателя. Вот и регулируют численность популяции с помощью ружья, кому как вздумается. А любители "правильной" охоты с легавой , по крайней мере те, с кем пересеклись мои пути в парке "Дружбы народов", — они там натаскивали своих собак, а я обучал птицу, — пообещали прибить моего ястреба, и мне заодно популярно "втолковать", почему моя охота не имеет права на существование.

cокол-сапсан

То, что у нас еще совсем недавно "любили" природу весьма своеобразно и в любую птицу с крючковатым клювом палили без удержу, к тому же премировали за это, — факт известный и постыдный. Однако образ "бабушки, у которой кобчик цыплят таскает" крепко засел в мозгах, особенно сельского обывателя. Вот и регулируют численность популяции с помощью ружья, кому как вздумается. А любители "правильной" охоты с легавой , по крайней мере те, с кем пересеклись мои пути в парке "Дружбы народов", — они там натаскивали своих собак, а я обучал птицу, — пообещали прибить моего ястреба, и мне заодно популярно "втолковать", почему моя охота не имеет права на существование.

"…Документом на право полювання є … паспорт на собак мисливських порід, ловчих звірів, птахів з допуском до полювання в разі їх використовування під час полювання".

(з "Положення про мисливське господарство та порядок здійснення полювання" № 780, затвердженого Кабінетом Міністрів України 20 липня 1996 року.)

Кто только не приставал ко мне на улицах. Любопытные — Бог с ними. Я и сам, первый раз увидев такого летающего охотника, донимал своими расспросами соколятника — с этого, собственно, все и началось. Милиция пыталась "привлечь", одни сердобольные граждане готовы были принять меры "за жестокое обращение", другие, прикрываясь личиной "зеленых", пытались отнять птицу. И голубь, принесенный с улицы домой, чтобы покормить и подлечить, казался уже чуть ли не преступлением. Правда, мне ни с кем не довелось побеседовать о том, кто же "загнал" хищных птиц в Красную книгу. Но, надо полагать, премия в два патрона любому недоучке с ружьем в немалой степени способствовала тому. И все-таки, нужна ли нам соколиная охота как зрелищное, без вредных экологических последствий, практически безопасное занятие — или не нужна?

Если нужна, где же искать ответы на поставленные вопросы? Не нужна! Тогда отряд сокольников остается "вольными стрелками", и всякие статейки и заметки о соколиной охоте — уже не рассказ о подзабытом искусстве, а скорее ностальгические воспоминания о "старых добрых временах". Бессмысленно наверное, пересказывать в журнальных и газетных публикациях истории о великих охотах древнерусских князей Олега и Игоря, украинского шляхтича Иеремии Вишневецкого; о том, что в Украине есть село Яструбы, названное в память об искусных охотниках с ястребами. Это будет история того, что у нас уже больше не существует.