header_logo

Содержание / 1999 / Оружие и охота №4


Одна порода - две судьбы



Многообразие пород собак, часто таких непохожих друг на друга, давно никого не удивляет. Между тем, одни только англичане вывели огромное количество пород, даже без особой на то нужды, просто ради развлечения. Казалось бы, для чего нужно, например, столько видов мелких терьеров, которых разводили поначалу исключительно для уничтожения крыс. А могли сотню лет успешно вести породу, имеющую совершенно незначительное, по привычным нам меркам, распространение. Судя по родословной, ни у одного предка (в четырех поколениях) моего чешского фоусека кличка не повторялась, а поголовье наших отечественных пород зачастую больше, чем в той же Чехии всех собак и кошек вместе взятых, мы умудряемся вести, на вынужденном, закрепляющем все больше недостатков, тесном инбридинге.

Многие из тех пород, которые мы привыкли считать отечественными, издавна существуют уже, так сказать, в "готовом" виде.

ТАЗЫ. Подготовив и утвердив стандарт на эту и другие породы борзых, специалисты из Всесоюзного кинологического совета сочли, видимо, свою "историческую" миссию выполненной.

Тазы, по сути, примитивная, но уникальная порода с хорошо закрепленными рабочими качествами, могла бы стать отличным племенным материалом для создания заводской породы, гордостью отечественной кинологии. Но к сожалению, этого не произошло. Постепенное изменение условий жизни коренного населения среднеазиатских республик повлияло, в частности, и на снижении поголовья аборигенных борзых, а приток переселенцев с запада и "сопровождавших" их дворняг способствовал появлению метисов тазы (особенно тайганов) и раздроблению когда-то обширного ареала обитания породных тазы на отдельные очаги.

Долгие годы это происходило при полном бездействии различных охотничьих обществ, а также кинологической "общественности" среднеазиатских республик. Мне было стыдно за ребят из Казахстана, которые на последнюю Всесоюзную выставку, проводившуюся в 1991 году, привезли хороших высокопородных собак, но вместо полевых дипломов, которых, наверняка, заслуживали их тазы, они имели, подобно довоенным охотникам-ударникам, справки о добытой с помощью борзых пушнине.

Сейчас, как мне кажется, порода медленно исчезает. Поверьте, я не призываю всех абсолютно приобретать тазы (сегодня на Луганщине лишь В.И. Дорофеев содержит племенное гнездо этих собак), а скорее в память о тех "вислоушках", которых уже нет рядом со мной, но которые остались жить в моем сердце.

В XiX веке понятие "порода" несколько отличалось от его современного значения. Именно поэтому, думаю, мы не совсем правильно воспринимаем даже ту скудную информацию об аборигенных породах, которая содержится в литературных источниках. Л.П. Сабанеев во введении к "Очерку истории борзых" выделяет среди других и восточную вислоухую борзую, отмечая, что "разновидности ее весьма многочисленны". То есть речь идет о нескольких типах собак, объединенных в одну породу. Так что исчезнувших "горок", "крымок", а также персидскую борзую (салюку) следовало бы отнести к одной породе, сохранив пока за ней "сабанеевское" название (Л.П. Сабанеев причислял к этой породе и афганскую борзую, а некоторые современные авторы, например В.Г. Гусев, небезосновательно считают, что на самостоятельную породу "не тянет" и тайган).

САЛЮКИ. По данным А.П. Мазовера, порода известна в Центральной Азии как "сэг-и-тазы" с уточнением "эльхор" (благородная). Правоверные мусульмане не относят этих животных к "нечистому" собачьему племени. В справедливости такого утверждения мне помог убедиться следующий случай.

Салюки-звезда европейских шоу-выставок

Однажды к нам домой зашли два молодых иранских бизнесмена. Их не интересовала охота, и уж тем более собаководство. Навстречу выскочила, виляя хвостом, одна из моих собак. Гости оторопели — собачья фамильярность для них была явно невыносима. Я тоже растерялся и, желая успокоить гостей, затараторил: "Не бойтесь, это салюка!" На самом же деле это была казахская тазы. На "персов" мое объяснение никак не подействовало. Но уже через секунду один из них широко заулыбался: "Тазы!" Второй кивнул головой в ответ, и инцидент был исчерпан — от брезгливости гостей не осталось и следа.

Откуда же произошло название "салюки" у персидской борзой, если в Иране (ранее Персии), она была известна под тем же именем, что и у нас? Наиболее правдоподобную версию появления такого названия приводит Дж. Палмер. Она связывает его с городом Салюк, что на юге Аравийского полуострова. Данная версия вполне согласуется с утверждением В.И. Казанского о том, что порода эта в местах ее распространения именовалась словом "тазы", к которому добавляется название того или иного народа или какой-либо местности. Таким образом, в словосочетании "салюк тазы" англичане, вывезшие этих замечательных собак к себе на родину, могли просто не понять, какое из двух слов — ключевое.

Видимо, излишне писать о том, что "поработав" над новой для Англии породой, британские заводчики вместо благородного охотника получили симпатягу-компаньона.

Салюки, хотя и уступают по популярности афганским борзым (благодаря этому первые намного меньше отошли от исходного типа), однако и по сей день широко распространены во многих европейских странах. Заводскую породу, которая сформировалась на базе минимального племенного материала, ведут вот уже полтора столетия, при этом не испытывая недостатка в производителях. Конечно, можно говорить, что за границей салюк разводят без учета их рабочих качеств. Можно было бы, если бы мы хоть как-то занимались нашими тазы...