header_logo

Содержание / 2004 / Оружие и охота №3


Реплика не профессионала



Владимир Выприцкий

Весна...

Сошел последний мартовский снег, и вместе с ним растаяли надежды украинских охотников на весеннюю охоту на пернатую дичь, мысли о которой уже третий год будоражат наши души. В 2002 году мы уже поохотились весной и, как оказалось, ни ущерба популяциям пернатых, ни браконьерства, связанного с увеличенным более установленной нормы отстрелом, ни потрав сельскохозяйственных культур на полях не наблюдалось. Разве кто-нибудь, связанный с охотничьим хозяйством, может что-либо возразить? Или были нашумевшие судебные процессы по этому поводу? А может широкая общественность поднимала в прессе этот вопрос? Так почему же во всех этих грехах с высокой депутатской трибуны обвиняют охотников, безосновательно заявляя, что они являются причиной уменьшения дичи в угодьях?

Ознакомившись с заметкой "Народные депутаты Голуб и Заяц предлагают запретить весеннюю охоту" ("Факты", 24 февраля, 2004г.), я был в недоумении, что 261 депутат поддержали законопроект об отмене весенней охоты, вынесенный на рассмотрение упомянутыми выше в заглавии заметки лицами, далекими от вопросов охоты и охотничьего хозяйства. По утверждению И. Зайца, весенняя охота способствует браконьерству, создает дополнительные факторы беспокойства, нарушающие процессы нереста рыбы, гнездования птиц и репродуктивных функций зверей.

Именно эту последнюю "глубокую" мысль я и хочу разобрать подробнее, так как мне кажется, что она высказана человеком далеким от вопросов охоты. Я тоже не профессионал в охоте, а всего лишь инженер-строитель, работающий по своей специальности, но как охотник-любитель со стажем и некоторым накопленным за время увлечения опытом прекрасно знаю, что определяющим началом в численности поголовья диких животных (и птиц в том числе) является кормовая база и пригодные для существования природные условия. И даже дилетанту известно, что определенная площадь определенных угодий может выдержать на себе конкретное количество какого-либо вида дичи. И чем активнее человек "окультуривает" эти угодья, выводя их из дикой природы или из использования под посевы сельхозкультур, тем меньше остается площадей для обитания диких животных, что и влияет на их численность. За подобным примером далеко ходить не надо. Взгляните на поймы рек Козинки и Стугны, отданные под дачные участки. Еще недавно эти заболоченные земли являлись прекрасными гнездовьями пернатой дичи, чей образ жизни связан с водой, а мелководные заливы и заводи самих рек – естественными нерестилищами рыбы.

Мне, как строителю, известно, что согласно существующих в настоящее время положений, любая площадка под застройку проходит предварительное согласование в местных органах экологического надзора, которые дают свое заключение, а затем и свои выводы по экспертизе проекта на строительство. Получается, что добро на уничтожение гнездовий и нерестилищ в указанных выше местах давало Министерство экологии и природных ресурсов Украины, которое совсем недавно возглавлял И. Заяц. Так что же теперь получается, вину перекладывают на плечи охотников, которые потеряли на Козинке неплохие охотничьи угодья?

На мой взгляд у служб экологического надзора есть более неотложные и серьезные вопросы, связанные с проблемами питьевой воды в Украине, экологическими катаклизмами на побережье Крыма возле Керчи, в Червонограде Львовской области, в Карпатах. А вопросы охоты необходимо рассматривать специалистам этого дела, ведущим учет охотфауны, отслеживающих динамику развития популяций и профессионально исследующих причины колебаний численности диких животных. Только они могут определить какую дичь и в каких количествах можно изымать путем охоты из природной среды.

Я считаю, что очень правильно, но слишком корректно депутат В. Самоплавский, который до недавнего времени возглавлял Госкомлесхоз Украины, сказал: "Нам что, больше нечем заняться?" А среди депутатов В. Самоплавский более других знаком с вопросами охоты. Действительно, неужели у депутатов вопрос весенней охоты краеугольный?

Традиционная весенняя охота на гуся проходит на кормовых полях, куда гусь на кормежку прилетает с воды стаями. Именно здесь, на суходоле, охотник и соревнуется с осторожной и чуткой птицей в хитрости, сноровке, применяя всевозможные способы маскировки. Я не рыболов, а охотник, но мне интересно, для какой рыбы озимые на полях являются нерестилищем?

За примером фактора беспокойства диких животных тоже далеко от Киева ходить нет смысла. До того как на территории, арендуемой охотхозяйством "Дубрава Ленинская" (Общество военных охотников и рыболовов), не было многотысячных дачных зон, у села Пороскотень среди белого дня на виду у прохожих переходили дорогу косули. Теперь же с началом дачного сезона в лесной зоне неподалеку от дач масса людей. Вот они-то и являются основным фактором беспокойства, нарушающим репродуктивные функции зверей. Дичи в этих местах стало меньше.

Очень правильно сказал В.П. Петелько в своей заметке "Весной на гусей?" ("Оружие и охота", № 1, 2004 г.): "Выступление ряда партий и организаций "зеленых" о запрещении весенней охоты в частности и проведения охот вообще не имеют под собой ни научного, ни экономического, ни природоохранного, ни морального основания". Вопросами охоты, как любым другим серьезным делом, обязаны заниматься специалисты-профессионалы, только их мнение и слово в таких вопросах, как принятие закона, имеет моральное право быть последним.