header_logo

Содержание / 2004 / Оружие и охота №3


Записки рыболова



Алексей Булатов
Ерши

Как-то в апреле собрался я к своему другу на дачу. Подумал, попробую на Козинке в проводку половить плотву или красноперку, а, может, и подуст попадется.

Ненастный воскресный день не испортил настроения. Внезапно наступившее похолодание с мелким затяжным дождем, конечно же, не способствовали активизации клева, но я, все-таки взял лодку и переправился на противоположный берег. Несмотря на обильную прикормку (мелкий мотыль и каша, перемешанные с илистым песком), я до полудня поймал всего десяток плотвичек и решил переключиться на ершей. Тем более что в моей семье эти колючеперые рыбешки пользуются особенным спросом из-за своего белого нежного мяса.

Места на Козинке мне знакомы и, чтобы разыскать ершовое "стойбище", много времени не понадобилось. Я остановился неподалеку от купальни, на той самой яме, где ловил ершей прошлым летом. Первым делом измерил глубину и, чтобы "задобрить" ершей, опустил на дно кормушку из мелкоячеистой металлической сетки. Затем насадил на крючок трех мотылей и, забросив удочку, приготовился терпеливо ждать.

Течение медленно повлекло поплавок в сторону купальни. Вот уже и леска вся вытянулась, а поклевки нет. Сделав еще несколько безрезультатных забросов, я перебрался на новое место – чуть ниже по течению. Поплавок покачивался на мелкой зыби, а когда приблизился почти к самой стенке купальни, вдруг замер и ушел под воду. Я подсек и вытащил крупного ерша.

"Ага, вот где отстаиваются ерши в непогоду", – подумал я и снова забросил удочку.

Едва наживка приблизилась к купальне, поплавок нырнул, и очередной колючий отшельник оказался в садке. Дело пошло на лад. Я стал, чуть ли не ежеминутно выуживать из-под купальни ершей. Давненько мне такие отборные экземпляры не попадались! Иногда пробовал я опускать наживку возле самой лодки. Но поклевок не было до тех пор, пока поплавок не относило течением к купальне.

Несмотря на порывистый ветер, раскачивающий стоящую на приколе лодку, и моросящий дождь, к концу дня мой садок оказался почти полным. Когда я, возвратившись на лодочную стоянку, стал собираться, ко мне подошел один из дачников и, ухмыльнувшись, спросил: "А чистить, кто их будет?". Я ответил, что проблемы нет, особенно если чистить ершей, продержав их предварительно несколько часов в "морозильнике".

Так что, как по мне, – любая рыбалка доставляет удовольствие, и никакая погода не помеха.

За плотвой

В конце февраля лед на большинстве наших водоемов достигает 30-ти сантиметровой толщины и более и выдерживает не только человека, но и автомобиль. Сотни рыболовов отправляются тогда наЧеркасское, Каневское водохранилища за плотвой. В этот период плотва клюет лучше всего вечером, а на Черкасском водохранилище – ночью. Причем иногда эта рыба отдает предпочтение "потрохам" (кусочкам легкого или печени), а не традиционному мотылю.

Плотва довольно сильная рыба, доставляющее истинное удовольствие вываживающему ее рыболову. А вкусовые качества ее отвечают запросам даже изысканных гурманов. Плотва хороша в ухе, готовят из нее котлеты, пельмени, а тушеная с овощами или фаршированная – просто объедение. В сушеном или вяленом виде рыба эта тоже, можно сказать, деликатес.

В прошлые времена плотву ловили различными снастями и даже иногда без всякой наживки. Но сейчас ее заметно поубавилось. Причин тому немало: промерзание водоемов, вызванное обмелением, совпадающим с усилением морозов, браконьерство, замывание нерестилищ. Но главное – выброс в водоем неочищенных стоков. И хотя с этим злом борьба кое где ведется, но эффективность ее пока что не велика. Остается лишь удивляться жизненной силе природы: каждый год в водоемах появляются новые косяки рыбьей молоди, хотя от года к году все в меньшем и меньшем количестве.

Ловить плотву – непросто. Миновало то время, когда шла она на любую наживку. Сейчас подавай ей мотыля или кусочки легкого, печени. Охота за плотвой требует от рыболова хорошей физической подготовки – немало лунок придется прорубить добытчику, чтобы обнаружить стайку серебристых с ярко-красными плавниками рыб.

Клев плотвы – азартный, молниеносный. Не успел подсечь – вытаскивай снасть, насаживай новую наживку. Попавшая на крючок крупная плотва изрядно сопротивляется, а поскольку леска тонкая, требуется мастерство и сноровка, чтобы вытащить добычу на лед. Эта рыба ведет себя настолько активно, что ловля ее полна захватывающих моментов: может лопнуть натянутая, как струна, леска, или, вообще, утянет плотва всю снасть вместе с удилищем у зазевавшегося рыболова. И всякий раз возвратившись домой, конструируешь и мастерить всю неделю новые мормышки, на которые плотва наверняка должна клевать более активно...

Часто после удачной рыбной ловли, приходится, слышать: "Ну, сегодня, наконец-то, отвел душу!".

Но я, возвращаясь домой с хорошим уловом, мечтал о другом. Мечтал, как в следующую субботу отправлюсь на ночную рыбалку. Ничего, что зима, плотва ночью клюет лучше. Увижу мерцающий костер. Чадящий огонек от зажженной бересты лижет влажные сучья, переползает с одной ветки на другую. Пламя лижет чурку потолще, и вот уже потрескивает валежник. Яркие малиновые искры взлетают в ночное небо.

Это и есть настоящая рыбалка!

Окунь

На вкус и цвет, как говорится, товарища нет. И меня, лично, привлекает не всякая речная рыба. По-моему, например, не идет ни в какое сравнение плоский костлявый лещ с как следует протушенным с овощами окунем, а красноглазая с привкусом тины густера, не сравнится с фаршированной щукой. Одним словом, хищная рыба – царственная и в реке, и на столе. Но чтобы поймать, скажем, крупного полосатого красавца-окуня, требуется опыт, умение и знание его местопребывания.

За окунями я отправляюсь на хорошо известный мне небольшой залив, открывающийся сразу за поворотом русла. Вода там достаточно прозрачная, и среди подводных листьев кубышек просматриваются участки дна, покрытые серым мягким илом. Тянутся кверху красноватые стебли кувшинок. Среди них будто комарики-толкунцы резвятся мальки – рыбья молодь.

Из-под ветвей склонившейся над самой водой ивы появился окунь. Мальки бросились врассыпную, а полосатый разбойник застыл в толще воды, оттопырив жаберные крышки и, кажется, даже зевнул, раскрыв вытянутый трубочкой рот. Мелкие прошлогодние окуньки шныряют среди водорослей в поисках добычи. Дальше, к середине залива, глубина постепенно увеличивается. Там, на четырехметровой глубине, лежит до половины занесенная илом большая коряга – пристанище самых крупных и осторожных окуней.

Окуня лучше всего "уговаривать" на живца, но не отказывается он и от червя. Я забрасываю одну удочку "на живца", а другую – с красным земляным червяком. Сижу тихо. Окунь шума не любит, но не все рыболовы соблюдают тишину. Те, которые удят неподалеку от меня, надеются на свои суперсовременные снасти и с ухмылкой подглядывают на мои бамбуковые пруты. Я же сужу рыболовов не по экипировке, а по умению ловить рыбу.

Итак, сижу. Вдруг слышу, сосед кричит: "Подсекай, подсекай!" Я не реагирую, знаю, что торопиться с подсечкой нельзя. А если подсекать – то не изо всех сил, а "нежно". Судя по тому, что живец был крупный, и удочка моя согнулась дугой, трофей ожидается неплохой. Подсекаю и вываживаю, не натягивая леску сверх меры, на пологий берег порядочного "лаптя". При виде горбача, грамм этак на восемьсот, комментарии стихают, а я, вытащив крючок из нижней челюсти окуня, отправляю его в садок.

Когда затанцевал поплавок на моей второй удочке, сосед уже не кричал, а молча протянул руку в сторону поплавка. После "нежной" подсечки на леске оказывается полукилограммовый окунишка. Соседи переглянулись между собой и стали проверять свои снасти. Но там все в порядке, наживка не тронута. И только после того, как я вытащил очередного окуня, они принялись ловить живцов.

К вечеру у меня уже с десяток горбачей, но клев становится менее активным. Окуни уходят на середину залива. Оттуда доносятся всплески гоняющих мелкую рыбешку хищников. А тут еще и спиннингист объявился и давай метать свои "железки" рядом с моими удочками. Наверное, думал, что я уйду, а он займет мое место.

Однако его частые забросы сослужили мне службу. Распуганные тяжелой блесной окуни подошли к берегу. Вижу, как "кипит" вода всего, в каких-то трех метрах от меня. Бросаю туда живца.

Поклевку ждать долго не приходится. После подсечки не спеша веду добычу к берегу. Рыболовы вокруг меня замерли, как памятники, а я преспокойно вытаскиваю на песок крупного, на вид более килограмма, окуня.

Стоявшие по соседству со мной рыболовы стали заматывать свои суперновые снасти. Я же, выловив в сгустившихся сумерках еще парочку горбачей, уложил добычу в рюкзак и побрел в сторону шоссе к автобусной остановке...