header_logo

Содержание / 2004 / Оружие и охота №6


Охота на Украине.



П. В. Ланге.

Географическое положение и распределение охотничьих угодий, орошение их и зависимость от климатических условий.

Печатается по изданию "Украинский охотник и рыболов", №6, 1925 г.

Велики и богаты охотничьи угодья Украины: привлекает и манит взоры охотника необъятный простор ее вод, болот, лугов, лесов и степей; могучий поток Днепра на 2/3 своей длины с многочисленными притоками прорезывает Украину и своими водами и зарослями дает убежище и приют для всякой пернатой дичи и зверя. Бассейн Днепра служит одной из главных путеводных артерий на Российской низменности, по которой направляется осенний и весенний пролет дичи. В северной части Украина примыкает к Волынскому, Минскому и Черниговскому Полесью и там особенно богата торфяными болотами, зарослями и лесами. В этих глухих дебрях до последнего времени бродил лось, заходя сюда из обширных Минских болот и лесов; по природным свойствам угодий этот ценный зверь мог бы вести и более оседлую жизнь по Украине, если бы не был тревожим и преследуем во всякое время ненасытным местным браконьером. В этой полосе расположены наиболее богатые природными дарами места для вывода всякой дичи; чтобы иметь полное представление о природных богатствах Украины, необходимо более подробное описание охотничьих угодий, что я и попытаюсь сделать, руководствуясь, главным образом, собственным опытом и наблюдениями, вынесенными из 40-летней охотничьей практики.

Громадные площади Украинского Полесья заняты торфяными болотами, значительно осушенными экспедицией Жилинского лет 25 - 30 тому назад. Образование этих болот должно быть отнесено к далекому прошлому ледникового периода, когда массы льда, двигаясь с севера на юг, заполняли собой все низменности и, постепенно стаивая, при повышении температуры на юге, образовали обширные водные пространства, дававшие питание многочисленным притокам рек Припяти и Днепра; вместе со льдами наносились сюда громадные глыбы гранитных валунов, образцы которых в разных видах и размерах, обросшие толстым слоем мха, вы можете видеть на островах среди Полесских болот. Стоячие воды озер и водоемов в течение многих веков постепенно заплывали, зарастали мхом и различными водорослями, которые ежегодно сгнивая, опускались на дно, образуя залежи торфа; так образовались обширные торфяные болота, которые, поддерживались ежегодно выпадавшими атмосферными осадками; болотистые пространства ныне значительно осушены целой сетью магистральных и побочных канав и приведены, по крайней мере, в такое сносное состояние, что по ним большей частью, возможно, кое-какое передвижение. На описываемых болотах, то чистых луговых, ровных как зеленая скатерть, то кочковатых, заросших тростником и непроходимой чащей лозняка, расположены группами острова с сосновым и дубовым лесом, подшитым на низких местах кустами черной и белой лозы, а на более высоких мелким дубняком, крушиной, калиной, орешником; все это обильно перевито побегами хмеля и колючей ежевики; такие острова служат притоном для всякой пернатой дичи, особенно глухарей, тетеревей и рябчиков; где острова повыше и на них засеивается гречиха и просо, к пернатому населению присосеживаются куропатки и перепела; чистых и больших озер здесь вообще мало; вода держится больше в канавах, впадинах на болотах, образуя неглубокие и топкие озера-болота; канавы спущены в болотистые речки. В иные сухие годы все канавы и болота пересыхают до тла; на громадных пространствах высыхают моховые торфяные болота, вследствие чего всякая болотная дичь исчезает; можно пройти тогда многие версты по лучшим местам и не встретить ни одного бекаса. В такое время начинаются пожары: пересохшая осока и мох быстро вспыхивают, и затем торфяное болото начинает гореть в глубине, горизонт заволакивается едким дымом, а пламя огненной змейкой стелется все далее и далее, захватывая заросли и уничтожая попадающиеся на пути сосновые леса; если не принять своевременно энергичных мер к локализации пожара оградительными канавами, то пожар принимает большие размеры, принося неисчислимые убытки растительности и уничтожая выводки дичи; торф на сухих болотах горит долго и упорно, и лишь продолжительные осенние дожди могут прекратить губительный пожар.

Обширные площади болот, расположенных в Козелецком и Остерском угодьях Черниговской губернии, носят несколько иной характер; они не так лесисты, зато местами представляются сплошь заросшими чащами густого тростника; эти болота служат отличными выводными местами для вольной болотной дичи. Черниговские болота дают истоки по одному склону для рек Остра и других более мелких, впадающих в реку Десну, а по другому склону для рек Трубежа и Супоя, впадающих в Днепр, - первый около Переяслава, а второй пониже Золотоноши Полтавской губернии; обе названные реки очень болотисты, с громадными залежами торфа; местами эти болота непроходимы и отличаются обилием всяких трясин и зыбунов, здесь много журавлей, которые держатся в недосягаемых тростниках и зарослях Трубежа, и бекасиное царство, так сказать, бекасиный резервуар для всего охотничьего округа; обилие бекасов здесь вполне объясняется не только недоступностью многих болот, которые местами даже не решались косить, но также и тем, что трясины и "плавы" (трясинистые плавучие острова) Трубежа и Супоя почти не высыхали даже в самые сильные летние жары. Однако, лет 12 назад Переяславское земство решилось приступить к осушке бесконечных болот Трубежа, предполагая оздоровить местность и улучшить сенокосные угодья: в пределах своего уезда на протяжении около 40 верст было вычищено русло Трубежа путем устройства широкой и глубокой канавы; чтобы не пересушить болото, предполагалось на главной и боковых канавах устроить систему запруд, которыми регулировать орошение местности; на первых порах, как я лично мог убедиться, магистральная канава принесла свои плоды, болото осело, трясины и озера высохли; все болото обратилось в твердый луг, а бекасиное и утиное население, к глубокому сожалению охотников, исчезло; эти мелиоративные работы, однако, не были доведены до конца, система запруд не была выполнена и дальнейшая судьба всего предприятия автору неизвестна; если русло Трубежа не было прочищено до самого устья, то при дальнейшем нерадении болото могло с успехом снова заплыть и постепенно на радость охотников образовать прежние бекасиные и утиные угодья; с другой стороны в засушливые годы, при отсутствии, регулирующих плотин, болото могло пересохнуть, и тогда на таких высохших, затянутых сплошным глубоким мхом болотах, как я не раз убеждался во время своих охот в Волынском Полесье, никакая доброкачественная трава не растет; даже осока куда-то бесследно исчезает.

Другой вид охотничьих угодий, не менее богатых и удобных для вывода дичи, расположен по всему течению рек Днепра, Припяти, Десны и других более значительных притоков первого. Особенно роскошными заливными лугами отличается Днепр в своем среднем течении; луга эти прекращаются приблизительно на 200 - 300 верст, начиная к югу от Кременчуга и до Александровска; здесь Днепр прорезывает отроги Авратынской возвышенности, протянувшиеся от Карпат и заграждающие русло Днепра порогами приблизительно на 100-верстном расстоянии; в этой полосе берега Днепра приобретают однообразный, лишенный богатой лесной растительности вид, но затем к югу от Александровска река снова вступает в низменную луговую и болотистую пойму, образуя так называемые плавни, особенно интересную для охотников по обилию озер, болот, протоков, тростниковых зарослей и островов, заросших дубняком, ивой, тополями и лозой; здесь много всевозможной пернатой дичи, которая частью оседает для вывода потомства, частью посещает эти богатые места весной и осенью во время пролета.

Широко разливаясь весною, воды Днепра и его притоков занимают все поемные луга, наполняя впадины, озера, водоемы, которые после спада весенних вод образуют прекрасные места для вывода водяной и болотной дичи и чрезвычайно интересны для охотника и натуралиста. На обнажающихся по мере убыли воды лугах под влиянием знойного июньского солнца начинает быстро развиваться всякая растительность: к концу июня вырастает роскошная трава, достигающая и низинах высоты более полуроста; множество самых разнообразных луговых цветов вносит особую привлекательность, пестроту и живость в прелестный пейзаж; обилие воды в виде озер, больших и малых, протоков, луж, заросших осокой, водяными лилиями, желтой кувшинкой, ситником, тростником, окаймленных всеми видами лозы и вербы, кое-где разбросанные живописными группами развесистые и плакучие ивы, черные и серебристые тополя, осины и дубы, целое море слегка волнующейся при порывах летнего ветерка травы, разнообразные крики и суета пернатого населения, особенно крачек - рыболовов, пиголиц, курахтанов и куликов щеголей - таковы заливные луга, представляющие чарующую картину, которая навсегда остается в памяти охотника - любителя природы.

С наступлением ночи картина днепровских лугов снова изменяется и приобретает не меньшую привлекательность; свежий, душистый, бодрящий, слегка сырой аромат травы и цветов, несущийся с бесконечных лугов; тысячи всевозможных звуков, нарушающих торжественную тишину украинской ночи; внезапный всплеск рыбы в ближайшем озере, отдаленный, отрывистый крик цапли, стон болотного бугая, беспрерывное страстное надрывание коростеля, изредка бой бодрствующего перепела, тихое покрякивание селезня и мелодичное посвистывание болотного погоныша, неумолкаемая музыка кузнечиков и сверчков и над всем этим темное глубокое небо и мириады мерцающих звезд.

Картина описанных охотничьих угодий была бы очень неполна, если бы я не упомянул о целом ряде болот, представляющих очень удобные места для вывода болотной дичи, которые тянутся, начиная от устья Припяти, вниз по течению Днепра, а также вдоль Десны выше Чернигова и к югу от него до Переяслава и далее к югу по Чер&