header_logo

Содержание / 2004 / Оружие и охота №9


В деньоткрытия сезона.



Оружие и Охота2004, №9.

В деньоткрытия сезона.

Некоторые далекие от охоты люди считают, что если сегодня охота перестала играть решающую роль в борьбе за существования, то, следовательно, превратилась в развлечение, стала еще одним свидетельством падения нравов в современном обществе. Но для настоящих охотников это развлечение не менее важное, чем основная работа. Выстрел по дичи – это всего лишь мгновенный эпизод, которому предшествуют длительная подготовка и часто связанное со значительными трудностями выслеживание зверя, птицы, находящихся в состоянии естественной свободы. И именно охотник, как никто иной, заинтересован в сохранении естественной среды обитания диких животных. Во всем мире охотники-любители играют ведущую роль в защите окружающий среды – биосферы, – сохранность которой обеспечит выживание человека и всех обитателей нашей планеты. Только невежественные, недалекие люди призывают запретить любую охоту, вообще исключить, не вспоминать этот вид человеческой деятельности. Но охотничий инстинкт остался у человека с незапамятных времен. Борьба за существование заставила его стать охотником, и никакие противники охоты теперь не могут помешать этому поистине мужскому занятию. До тех пор пока будет дичь, будут и охотники...

***

В сумерках у костра сидел, попыхивая самокруткой, старый охотник. Рядом лежала уставшая собака – спаниель. На обломанной ветви сухой березы висели трофеи: кряковый селезень, лысухи, чирки. Вдоль берега заросшей осокой протоки приближался к костру молодой человек с новеньким самозарядным ружьем на плече.

Ни старый, ни молодой не знали, что это, скорее всего, последняя их охота в этих местах. Весной здесь заревут бульдозеры, срезая кусты и деревья, засыпят болота, и начнется массовая застройка угодий дачными коттеджами.

Молодой охотник за целый день не добыл, как говорится, ни пера, ни пуха, несмотря на то, что дичь ему иногда встречалась. Но стрельба его оказалась безрезультатной. И охота молодому человеку представилась бесперспективным и малоинтересным занятием.

Подойдя к костру, молодой поздоровался и попросил разрешения присесть.

– Садись, – ответил старик. – Рассказывай, как охота?

– Плохо, а у вас, вижу, есть добыча. Хороший крыжень, а это кто такие, черные?

– Это лыски. Их у нас еще называют гидро-вороны.

– А их едят?

– Конечно!

– Интересно, а я и не знал.

– Немудрено. Ты, наверное, первый раз на открытии. Стреляешь часто не целясь, торопишься. Бери-ка лучше вон прут, нанизывай хлеб, сало, поджаривай на костре.

Когда "шашлыки" поспели, охотники выпили по сто грамм "за охоту", и молодой спросил:

– Вы давно охотитесь?

– Да, наверное, лет шестьдесят. Впервые ружье взял а руки двенадцатилетним мальчишкой.

Старый охотник еще помнил то давнее время, когда в здешних местах никто и не помышлял о строительстве, не было дорог, а потому и автомобилей. Зато было много непуганой дичи, живописных озер, болот, и охота была прекрасной и увлекательной. Ну а сейчас на вопрос молодого, есть ли у охоты будущее, старый охотник ответил так:

– Вот смотри, у меня старая, еще отцовская двустволка –"тулка". У тебя –"Бенелли", на восемь патронов. Я стреляю наверняка, а ты пуляешь в небо без толку, надеешься на авось. Готов по одной утке расстрелять весь магазин. Теперь прикинь, сколько свинцовой дроби после такой стрельбы в болотах, озерах, реках остается. От избытка же свинца, говорят, все живое гибнет. А тут еще стройка, выбросы промышленные, вырубка пойменных лесов. Так что скоро мы будем только вспоминать о тех местах, где когда-то была хорошая охота. Да еще браконьеры распоясались. Одно тебе скажу, смогут ли наши внуки, правнуки охотиться, зависит от нас, от наших сегодняшних действий. Сейчас надо выбирать: или уничтожать природу ради денег, или охранять, обогащать ее.

– Ну, отец, ты даешь, прямо настоящий философ. Спасибо за угощение, за науку. Теперь я понял: охотником надо родиться...

– Хорошо, что понял, бывай здоров. Ну а охотиться-то будешь?

– Наверное, нет. Это не для меня.

Пожав старому охотнику руку и закинув за спину ружье, молодой через луг направился в сторону палаточного лагеря. А старик еще долго смотрел ему вслед, а потом, потушив костер, подозвал собаку и медленно побрел к мигавшим на горизонте огонькам, далекого села.