header_logo

Содержание / 2005 / Оружие и охота №1


История охоты



История охоты

Ловчие птицы

Во время крестовых походов рыцари-феодалы знакомились с арабскими и византийскими охотничьими традициями, перенимая те из них, которые казались наиболее изысканными. Особое впечатление на европейских дворян произвела приверженность восточной знати к охоте с помощью специально выдрессированных охотничьих птиц-соколов, ястребов и даже орлов.

Охота с ловчими птицами была известна в Европе и в более древние времена. Имеются косвенные доказательства ее существования в период раннего средневековья (IV-V вв). К таким доказательствам относятся письменные источники, упоминающие среди организаторов охот и людей, обучающих хищных птиц добывать дичь. Кроме этого, дошли до наших дней и законы, запрещавшие охоту на соколов и ястребов, хотя эти птицы не редко наносили вред крестьянским хозяйствам. Такого рода запреты становятся понятными, если предположить, что пернатые хищники рассматривались крупными феодалами, как фонд, из которого пополнялись "орудия охоты".

Но в этот период охота с соколами и ястребами рассматривалась, как вспомогательная, когда, например, не удавалось завершить травлю крупного зверя собаками. Собственно эта охота не выделялась дворянами особо из ряда других охот.

Тем не менее, познакомившись с традициями Азии, в которых соколиная охота была популярна, как аристократическое и благородное времяпровождение при дворах императоров и халифов, европейское дворянство увидело этот вид охоты в новом свете. Ее представительская роль, очередная возможность продемонстрировать свою власть и могущество – сделали охоту с ловчими птицами необычайно популярной среди европейских монархов. Начиная с XII века, она переживает в Европе взлет и, как следствие, приобретает популярность также среди дворян более низкого ранга. Иметь ловчую птицу становится правилом хорошего тона, а появляться с ней на прогулках и даже во время свиданий – признаком душевной утонченности.

Но оставим на время европейское средневековье. Самые ранние источники, упоминающие охоту с ловчими птицами, относятся к древнему Китаю – примерно к VII веку до н.э. И это не удивительно, ведь при созерцательном отношении к природе, свойственной китайской культуре, такая охота, роль человека, в которой заключается в стороннем наблюдении за поединком охотничьей птицы и ее жертвы, наиболее полно отвечала китайскому менталитету. Кроме этого, китайский император был верховным жрецом своей страны, что накладывало на его поведение массу ограничений бытового порядка. В частности, он не мог, как его подданные, участвовать в каких либо других охотах, что могло принизить его авторитет, как "сына Неба" в глазах окружающих. Поэтому охота с ловчими птицами, обставленная со всевозможной пышностью, являлась, пожалуй, единственным охотничьим развлечением, которое было доступно императору.

Авторитет и влияние китайской цивилизации на окружающие страны были таковы, что синологические заимствования (Сина-Китай) в культуре Кореи и Японии оказались весьма обширными, и охота с соколами заняла достойное место и в этих странах. Законы Кореи гласили, что никто не имел права преследовать птиц ловчих пород. Все они находились (пребывая в условиях дикой природы) на учете, который осуществляли специально предназначение для этого люди.

В Японии первый закон о соколиной охоте, дошедший до наших дней, датируется 335 годом и в нем перечисляется 43 вида ловчих птиц. В VII-IХ веках при военном министерстве японского двора, управляемого императором, находился специальный отдел, ведающий этим видом охоты, а также учетом и подготовкой охотничьих птиц. Появилась обширная литература, фиксирующая богатый опыт в этом вопросе.

Чем же привлекала такого рода охота, кроме того, что ее можно было превратить в сложное действо, изобилующее роскошью и количеством участников поражающим сторонних наблюдателей, волей случая попавших в Азию. Например, Марко Поло сообщал, что в таких охотах китайского императора принимало участие более 2000 сокольничих, а охотничий лагерь разбивался из 10000 шатров. При Чингис-хане состояли на службе более 7000 сокольничих, каждый из которых ухаживал за своим подопечным. Личная охрана хана формировалась из сокольничих, как наиболее преданных ему людей. Все они пребывали на вершине военной иерархии, существовавшей в империи монголов.

Итак, постараемся,отбросив внешнюю мишуру, понять привлекательность охоты с соколами.

Вот как изображает ее писатель Джеймс Клавелл в романе "Сегун". Действие происходит в феодальной Японии XV века, а Таранага – вождь крупнейшего военного клана.

"В этот момент донесся предупреждающий крик одного из загонщиков. Таранага тут же сдернул колпачок с головы сокола, дал ему время осмотреться, потом выпустил его.

Это был длиннокрылый сокол-сапсан, самка по имени Тетсу-Ко – Госпожа Сталь – о