header_logo

Содержание / 2021 / Оружие и охота №4


Ружья Брюхаг

История оружия

Об этой фирме и в пору ее расцвета знали немногие, а сейчас среди наших молодых охотников она вообще не известна. Когда ружья с ее именем появились в СССР, большинство охотников предполагали, что это изделия неизвестного немецкого мастера. Однако это было не совсем так.

Основное по объему производство охотничьего оружия в Германии, как сложилось исторически, находилось в Тюрингии, в двух соседних городах Зуле и Цела-Мелисе. В Зуле нет семьи, не связанной с работой в оружейном производстве. До Второй мировой войны подавляющую часть выпускаемых охотничьих ружей производили крупные кампании, такие как Зимсон, Зауэр и более мелкие Кеттнер, Грейфельт, Нимрод, Мефферт, Геко, Бр. Меркель, Хейм, Штурм, Функ, Франк и другие, которые имели развитой станочный парк.

Однако было около 200 мастеров-надомников, которые в силу своих возможностей участвовали в производстве оружия занимаясь как подгонкой и сборкой ружей из комплектующих, купленных в больших кампаниях, обычно Зимсон или Зауэр, так и выполняющие на дому работу по доводке и доработке, а то и изготовлением на несложных приспособлениях отдельных деталей и узлов для других мастеров и даже заводов. После прихода к власти национал-социалистов и милитаризации производств, крупные фабрики стали работать на Бундесвер, а самые мощные заводы «Зимсона» были национализированы, поводом для чего стало неарийское происхождение их владельцев. На базе Зимсона был организован концерн «Berlin-Suhle Waffen und Fahrzeengerke» (BSW), который впоследствии именовался «Gustloffwerke».

Объем производства охотничьего оружия в предвоенные годы и в начале войны сильно сократился.

Тюрингия была занята американскими войсками в апреле 1945 года. Итак, сильно поврежденная бомбардировками древняя кузница германского оружия подверглась разграблению, а освобожденные остербайтеры (в основном из западных стран), работающие вместо призванных в армию немцев, проявили свою ненависть к фашизму, доломав оставшееся оборудование; из уцелевшего же часть была вывезена предприимчивыми американцами. При окончательном разделе Германии на оккупационные зоны, Тюрингия оказалась в советской зоне и уже в сентябре 1945 была создана комиссия Наркомата вооружения, изучавшая промышленный потенциал ее с целью использования в интересах СССР.

Комиссия не пришла в восторг от полученного наследства. Однако оставшуюся часть все-таки, в свою очередь, вывезли в наши центры производства оружия, хотя это оборудование было устаревшим и изношенным. Ну, а уж то, что осталось в Тюрингии, было уже откровенным хламом. Проанализировав все вскрывшиеся обстоятельства, комиссия приняла решение, которое и получило одобрение: средствами и силами, оставшимися в Тюрингии, организовать производство охотничьего оружия на месте. Это оружие шло в счет выплаты контрибуции, наложенной на побежденную Германию, развязавшую Вторую мировую войну.

В свою очередь охотничье оружие не выпускалось в годы войны и в СССР, поэтому Советский Союз в нем остро нуждался, так как то, что было на оккупированных территориях погибло, а то, что использовалось на бескрайних русских просторах уже износилось. Частично эта потребность покрылась охотничьим оружием, вывезенным из Восточной Германии как централизовано, так и в дембельских чемоданах. Вероятно, такое же положение было и в Западной оккупационной зоне. Наши оккупационные войска, особенно их командный состав, с восторгом предавался охоте в образцовых немецких охотхозяйствах, используя боевое оружие, так что вскоре от руководства советской оккупационной зоны последовало распоряжение, запрещавшее такое безобразие. Поэтому принятие решения о производстве оружия на месте было своевременным и, учитывая богатый практический опыт и мастерство рабочих Зуля, вполне реальным.

Это уже было доказано тогда, когда за короткое время пребывания американцев в Зуле были сделаны несколько экземпляров подарочного оружия, в т.ч. «меркель» для генерала Эйзенхауэру. В это смутное время местные старые мастера из оставшихся в загашниках заготовок практиковали кустарное изготовление охотничьих ружей для господ оккупантов. Мой знакомый, работающий в обслуге аэродрома, которому не досталось трофейного оружия, а ему как охотнику очень уж хотелось его иметь, заказал такое ружье изготовить и получил «меркелеобразное» ружье за вещмешок консервов. Конечно, советским чиновникам помогала наладить дело местная, вновь избранная администрация, которая, как могла, выслуживалась перед новой властью.